Category: рукоделие

Category was added automatically. Read all entries about "рукоделие".

(no subject)

твой и мой - тайный, стеклянный глаз,
живёт в аптеке Пеля, выходя наружу,
прогуляться неспешно в Румянцевский сад,
обходя осторожно - листву, тротуаров лужи -
подышать паром из люков, холодком Невы,
выкурить папиросу, посмотреть на рыб -
колоколен Михаила, святой Магдалины...

улыбнувшись, потрепав по плечу предзимье,
самому себе тихо сказать - "увы"...

он другого века - его золотой монокль,
сливаясь с закатом, верфью, небесным льдом -
трещиною на линзе вяжет уютный кокон,
где немножко грустно, но хорошо вдвоём...

Svenska folksagor (En padda som var en gång en princessa)

En padda berättalse

по трясинам гуляет мельник с мешком холщовым,
собирает бруснику, насвистывает хриплым басом
песенку о принцессе судьбы незавидной - жабой
ставшей сразу как съела горстку сладкой морошки.

видит, сидит на кочке, в сплетённом венке из ряски,
гребнем из хвои еловой расчесав бугры на макушке -
баба страшна и горбата, с мелко дрожащим брюшком,
длинный язык вкруг шеи, спицами тонки пальцы.

вяжет чулок полосатый - рой комариный ниткой,
листья берёзок чахлых, лепят к нему заплатки -
те что желты и стары - кружатся рядом плавно,
красят ей тонкие губы странной, милой улыбкой.

взял, посадил на плечо, окрестил щепотью,
назвал ласково, подарил платок из тряпицы,
а она целуя его, изрекает, - "отныне принцем,
нарекаю тебя...забудь, что молол до пота..."

(no subject)

Вышагивая булавочно, от бедра к переносицам,
Моноклями щурясь, затворам цыкнув цикадами,
Скульптурными  Парками на мраморном цоколе,
Оборки, бретельки перебирая ликами-пальцами
Танцуют червлёные, режут выкройки ножницы –
Для Кельвина Кляйна, Роша – сочиняя дизайнера,
На жердочке «nevermore» – чернильного ворона.

Он – желторот, желтоглаз, победителем жернова,
Бабочки шейной, выпорхнув висельник жемчуга,
Качнув ожерельем, в обморок падает женщиной,
Склоняется доктором, пульсы считает и селезнем,
Вразвалку уходит – кулисы задёрнуты тщательно
За стоптаной туфлей, взмахом подола платьица,
Кружится с боа облетевшими листьями-перьями...

2.

 покупательница чихает от взвеси пыли-специй,
её цепной кот, таращит усы на сушёных мышек,
хвостами вязанных к балке над очагом и дверью,
(из кружева шеи, причёски, одежда и крылья) -
он машет им лапой, мурлычет мотив мазурки,
зовёт поиграть в карты, лото, домино и жмурки,
но хозяйка грозит ему пальцем, дав подзатыльник.

"пожалуйста, зуб химеры, флягу райской водицы,
мандрагоры корень, и лист Гефсиманской оливы,
ещё - немножко алмазных крошек, зерно пшеницы,
для волшебного супа...а так-же пряжу крапивы -
из неё сплету новое, фасона испанского платье.
заплачу? конечно золотом! - пересчитайте пиастры,
ну и сдачи не надо, мы с вами конечно же квиты!"

5.

 Гляньте глубь выбоины тротуарной, мостовой на Среднем,
Под глиной, зеркальная площадь, где Андреевский рынок,
Перевёрнут кровлею книзу – цыган вверх ногами медведя
Водит танцуя меж лавок, боченясь, торгуют купцы паутиной,
Городовой, полы шинели расправив – жужжит зелёною мухой,
Рядом, порхает аптекарь (видны панталоны, туфля и от буклей
два завитка – поскольку, мило болтает с фиалок корзинкой).

Её обладательница – стрекоза – шёлк чулок на подвязках,
Чухонский передник, треск «Терре» и «Аррмас», кокетство,
В руках непременные спицы, что вяжут из мороси сказку,
Святителей Трёх – потерянным ключиком крестик,
Откроет ли нас? Или вновь позабыты в каморке под полом,
Таясь – будем слушать шаги, тишину, разговоры,
Бояться из дворницкой ходиков – вдруг, остановятся стрелки?..

5.

мелодия заела звук - дверей зевоты хлопнувшей,
меж указательным, большим - окурком тлеющим,
история которой нет, под потолком листая лопасти
из Пряжки, Яузы, Невы - небытиём трепещущим -
рыб вентиляторных достав - целуясь с круглыми
глазами фонарей речных - "ответь, ты умная,
зачем расстались мы тогда в курантах стрелками?"

дым серым облаком на стол - на локоть голову -
"иначе не могло и быть - нас ждали призраки -
Нью-Йорк, Женева, Хельсингфорш и хлопья войлока
шарфов от Дутти и Рабан, узлами, иксами -
из уравнений с плеском слёз в закрытых комнатах,
где каждый день похож на ночь, и ночь искомкана,
не найденных для счастья поз в подушек выкройках." 

(no subject)

3.
под гитару с Эльзой с сухими братцами
ей не можится - гуси склевали занавес,
ну и что уставились? - блюдец завязью
на Иванов день зреют на елях яблоки,
зайцы бьют в барабаны, хлопья ватные
вьёт пропеллер, по стёклам патока
истекает к белилам кадмием.

твой испанский гранд мёрзнет зеленью,
мулине по пяльцам неровной строчкою,
не стриптиз - каприз под сорочками,
сшитой ладанкой, рукоделием -
разделить на ванную пену к берегу,
там, в бутылке, глотками нервными
подрастают внуки, стареют дочери...

Люцифер (Фантазии на тему Йост Вондел в переводе Е.Витковского)

волосы встали стенами в ряд, вместе с зубами,
заржавевшими от протекающих труб, проливного дождя,
это - царство твоё, сотни подданных - лужи и жабы
и растущий из пальца железною спицей солдат
вяжет длинный носок, собирая по щепоти чётки
в горсти сводов распевно - на три и четыре шагов
гула марша по плацу из воющих горнов аорты,
и поющих кантаты над сердцем узорных ворон,
собирающих вдохи и выдохи в чёрные соты.

бой назначен назавтра, сегодня - глазницами жёрнов,
перемелет в муку серебристого голоса свет,
и летящее в бездну прощается с масками тело,
обретая хвосты от сверкающих в небе комет...

till Markiza

награждённый луной в ручей любуется фавн,
оттуда - звучит квартет смычковых и дудок,
шторы волны открыты, там в глубине - фонтан
вышитый мулине в плески смешного блуда -
рак поднимает хвост, пробует поцелуй,
млечной нереиды грудь цепко зажав клешнёю,
выпучены глаза, губы сомкнулись в круг,
жабры - вперёд-назад, втянуто в тело горло,
лоб переходит в зад - изобразив испуг.

веки чуть-чуть смежа, пальцем скребя лобок,
сей козлоногий муж в нежной истоме бреда,
блеет - "ах милый друг, в деве любовный сок,
вовсе не там где жмёшь, ибо лобзанье ведро,
видишь - изъян то прост - рыбка увы, без ног".

(no subject)

Меланхоличные овцы жуют сады –
Семирамиды, Герды, Лувр и Бельведер,
Лужёный пастух дудку из лебеды
Потерял в копне.

Волки творожны, вол о пяти желтках -
Ящера, шершня, устицы, курицы и колёс
(кто-то писал – это пружинный зал –
тикает через мост).

Выше – вилиссы – бедный утонет Ганс,
В прорубях шестерёнок, масляным молоком,
На молотках пуантных, пачкой растянут пах -
Тикает обертон.

Овцам – плевать – блея жуют сады...
Семирамида Герду учит вязать носки
Каю – размера дудки – вянущей лебеды -
Ныне он Часовщик...