Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

(no subject)

посмотрите!
как порхая -
со ступеньки на ступеньку,
приподняв подол у юбки
и раскачивая бёдра,
вверх по лестнице парадной,
с гулким цоканьем и пеньем,
из шестой квартиры дама,
поднимается к соседу -
чтоб занять щепотку соли.

встретит он её,
галантно -
в жёлтой бабочке, во фраке,
с розой пышной, над петлицей,
на груди с аккордеоном -
для неё, сыграет вальсы,
пригласив составить пару,
беззаботных, милых птичек,
ведь жена в командировке,
и вернётся - ах, нескоро.

"это было бы чудесно!
романтично и безумно!",-
отвечает она с ходу,
закатив под веки глазки,
покраснев от стука сердца,
колыхаясь часто грудью, -
"но сейчас, готовлю ужин,
жду увы, с работы мужа,
и на газовой горелке,
кипячу для супа - воду!"

(no subject)

миловидная соседка, в бигуди и пеньюаре,
открывает вход в квартиру, и выходит за порог,
встав в задумчивую позу, положив на губки пальчик,
удивлённым, томным взглядом, посмотрев на потолок -

видит там, в манишке, фраке - таракашка жидконогий,
шевеля усами, курит - сигарету - сквозь мундштук,
и лицом он ей приятен - чернобров, с завитой чёлкой,
и игриво, беспричинно, улыбается чуть-чуть...

"это вы, ко мне звонили?" - вопрошает его робко,
заливаясь яркой краской, прикрывая декольте, -
"если да, то не стесняйтесь, я конечно же не против,
пригласить на чашку чая, пообщаться тет-а-тет!"

и они, обняв друг-друга, удаляются неспешно,
затворяясь на засовы, на цепочку и замок...
что там дальше, я не знаю, хоть и очень интересно,
но увы, не может стены, просверлить дверной глазок.

(no subject)

Весь из мелких морщин - паутинками, дедушка
Попивая винцо, пыхтя из ладошки трубочкой,
Шепелявя беззубым ртом, улыбаясь, медленно
Шепчет сказки, слогами слагая - за чудом, чудо.

Вот, над морем слоистым - кораблик радужный,
По волнам плывёт к потолку, к керосиновой лампе -
Там - скалистый остров, со шпилями острыми замка,
Где живёт принцесса - превращённая в толстую жабу.

И заклятье снять, сможет тот, кто весёлый танец,
Для неё сыграет - на лютне, скрипке и флейте,
По размеру сошьёт ей платье - из шёлка, бархата,
И на лапку наденет, с поцелуем нежным, колечко.

Скоморохи пытались, портные, отважные рыцари -
Только ах, без толку - по прежнему, квакает бедная,
Может лёгкий дымок клубами - табачный, сизенький -
Обернётся сегодня - искусным на всё, королевичем?..

(no subject)

Письма господину Акутагава от головы -
Отрубленной в Манчжурии прошлым летом,
Отправлены оказией канонерских рыб,
Написаны на пожелтевших газетах.

«Дорогой Рюноске! Мы встречались вчера,
На странице романа, споткнувшись взглядом -
В иероглифе - я, был в разбитых очках,
Вы - в чернильной, расплывчатой маске.
Ничего не сказав, разошлись навсегда,
Спеша, вскочив на подножки трамваев,
Приподняв поля, чуть примятых шляп,
Проносясь мимо вывесок и тротуаров.
Тогда ещё целый, одет в европейский костюм,
Держа руки в карманах, считая пальцы,
Самому себе казался - бутоном губ,
Белой азалией, сёгуна высоким замком...»

«Пишу Вам опять, летая между других -
Обломков тел, клочьев волос, гэндайто,
Сабель, пушек, знамён, из глаз выпуская дым,
Нанося диспозиции хаоса боя - на карту...
Всякие - Нуппеппо, Аонёбо и прочий сброд,
Открывая ворота, строя высокие башни,
От меня - облаками вели хоровод,
Зажигая на Фудзи рисунком пламя...»

(no subject)

Шесть муравьёв, несут паланкин мандарина,
По дороге мощёной цветами магнолии белой,
Из запретного города, в деревенскую ссылку,
Где в саду золотом, из нефрита зелёного, домик.

Там, свистит соловей механический - звон водопада,
И в фарфоровых вазах, цветы из шёлковых тканей...
Бесконечные сны, напевают хором, цикады,
Согревая вино, и цедя тонкой струйкой в пиалы.

А в пруду, шевелят плавниками, зеркальные карпы,
Превращаясь то в тени, то в лотосов, круглые листья,
Зажигают на небе, ночами, бумажные лампы,
И кружат на волнах, отражения фей многоликих.

Ожидая приезда хозяина, дремлет паук-собеседник,
Каллиграфией нежной, иероглифом свив паутинку,
Означающим в линиях - миг, нам дарованный вместе,
Выше всех наслаждений, в этом изменчивом мире...

(no subject)

По ночам, дома идут на променады,
Повстречавшись, поднимают крыши-шляпы,
Открывают рты, двухстворчатых парадных,
И приветствуют друг-друга, гулким басом.
Не заботятся ничуть, о бедных жителях,
Под подушки прячущихся, в ужасе,
От шагов, грохочущих, мистических,
От движений фонарей, по окнам, с улицы.

По утрам, забыв домой дорогу,
Остаются в чистом поле, или чаще,
Далеко ли, близко ли от города,
Обрастая мхом, кустарниками, травами...
И жильцы, увы, взвалив их на спины,
Охая, кряхтя, на место прежнее,
Отнесут, сотрут со лбов испарину,
Попросив, блуждать поменьше, вежливо...

(no subject)

Картограф измеряя циркулем, перила лестницы,
Находит даму, в кресле-качалке, с вязанием
Этажей, из-под спиц, на крупные клетки пледа,
Укрывшим колени, голени, вплоть до тапочек -
На месте, переступающих между квартирами -
С глазками, замками, звонками - пунктирами -
Бывших жильцов - мерцанием ламп сто-ватных.

Её - рельефы, пейзажи, топография, контуры,
Пучок шиньона - дремучим лесом терновым,
Пыль, нафталин, клубками серыми - кошки,
Сквозь стёкла мутные, заброшенность города,
Уснувшего на столетие - в газетную фотографию,
С заметкой о фее, между абзац-рекламами,
Ожидая - в холодной парадной прохожего...

Den 4:e Advent

Хлад исчез. Молчаливый, висящий дождь,
Собирается серебром - на фундаментах, штукатурке,
Высветляя призрачных - воинов, пастухов,
Кобылицу, вола, овец, на насесте - сидящих куриц,
Расправляющих перья, зевая, закрыв глаза,
Над роженицей, её суетливым мужем,
Зная, сегодня - устала блуждать звезда,
Уронив лучи, на Мира - темнейший угол...

Где-то вдали, возникает и тает мираж -
Во дворце барочном, кланяясь звездочёты,
Вопрошают, - «здесь ли, родится Царь?
Этой? Или другою, похожей, тишайшей ночью?»
И ответом, вдали, шагами? каплями? - звон,
Засыпает перед сочельником, град Стокхольм...

Den 3:e Advent

В старом городе, столпотворение - пришлых,
С церкви Гертруды, часов колокольным гулом,
Шпилей кисти, пишут гризайлями лица -
В кружевах и чепцах, в шляпах - высоких тулей.

Длинные свитки - желаний и поздравлений,
Грозди гирлянд, разноцветье шаров, в порывах
Свиста промозглого, запах каминов ветром,
В шарканье шага - чудесами горят витрины.

И устал счетовод, отмечать новоприбывших семьи,
Нет в гостиницах мест, до отказа забиты кофейни,
Но в одной подворотне - сено, ель и латерна,
Чем не тихий приют - для беременной девы?

Для Иосифа-плотника, тяжкого скарба - поклажей -
В акварельной открытке - помятой, винтажной...

(no subject)

В горнем мире, неслышны, незримы,
Ходят странники, снов пантомимы,
Вниз бросают, порвав на хлопья,
Снега липкого - в стенах, окнах -
Барельефов античных пеной,
Переулков украсив серый,
Предвечерний пейзаж предзимья.

На прохожих редких, с зонтами,
Кружит, падает млечный танец,
Приглушая все звуки - в зигзагах,
Чертит белым, по чёрному, знаки,
Карты стран, неизвестных доныне,
И каминов, запахом дымным,
Листопада стирает память...