Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

(no subject)

сшитый из лоскутов разно-тканевых дяденька -
в жилеточке, кепочке, штанишках и валенках -
сидит на завалинке, домика - самого маленького,
читает газетный листочек, с крупным названием -
"Новости города, очень-при-очень странного".

мимо, фигуры - мужские, женские, детские,
из бумаги вырезаны, говорят и шагают шелестом,
спешат по делам, повседневно, склонивши головы -
в переулки, и в закоулки - в разные стороны,
иногда же, парят - подобием Ангелов в воздухе.

а он, ухмыляется, высекает искорки пальцами,
закурив сигаретку, выпускает дыма кораблики,
что плывут по фону неба - чернильно-синего -
обрастают колёсам, спускаются автомобилями,
и гудя, урча, кряхтя, пыхтя - напевают песенки
и везут в редакцию - известия о происшествиях.

Развивая Уэльса. Репортаж

«Тревога! Марсиане атакуют с неба!
Тысячи механизмов паукообразных,
Опускаются плавно, на нашу планету -
По всему, что движется, световые залпы,
Испепеляя, пускают. Моря, океаны,
Закипают. На суше, бушуют пожары,
И от адского жара, плавятся камни!

Но что это?! Вдруг, неизвестно откуда,
Загасив огонь, шурша крылами,
Разноцветные бабочки, пчёлы и мухи,
На пришельцев летят хаотичной стаей,
И вопя от ужаса, незваные гости,
Подгибают в шарнирах сочленённые ноги,
И подпрыгнув, уносятся в космоса дали!»

(no subject)

Вороны, на четыре стороны улицы -
Разлетаясь под крошевом таяющим -
Снега серого, в кашле прокуренном -
Луж расплесканных, калошами-дирижаблями.
Это - Ирод шествует, мехами гармошки -
Выдувая - юго-западный, влажный,
Ветер, смешанный с пьяным возгласом -
«Саломея, зачем тебе, голова Иоанна?»

И ответом - мечами, сосульки острые,
Свистом вдребезги, речью, явственно -
«Мы слова, на слоги разделим поровну,
Пригласим гостей, возлечь за трапезой,
Семь покровов сняв и танцуя воздухом,
Поцелую губы пророка мёртвые...»

Комедия дель Арте

3.
Герр Капитан деревянной ногой шлёп-шлёп,
Шпагой из прутика бузины фехтуя над носом,
Над полями шляпы качает в кивках перо,
Щурится бликам ряби Мадонны дель Орто.
"Ик сегодня сватать самый прекрасный дам,
Дать её отец пятнадцать фальшивый талер!
О, у ней чудесный глаз и нос и пухлый губа!
Моя жизнь горит любовь огромный пожаром!
Есть один преграда - глупый старик адвокат,
Как он может быть такой молодец соперник?
Пуф его с балкона! прямо под шёлк-вода!
Пусть там станет пища рыбка голодный-бедный!"

На мундире шесть жестяных орденов звяк и бряк,
Ковыляет вояка - отставной и безумный шваб...

2.

Дорогая Аврора! пишу в дилижансе из Вены,
Скоро буду в Париже, затем, доберусь до Ноана,
Я надеюсь, что приступы астмы в блаженной деревне
Неизменно исчезнут, любви полонезным пожаром
Лихорадит больная душа по предверию нежности встречи,
Сочиняя элегию смерти, дороги ухабами вечность
За стеклом заплетает минуты ползущею каплей.

Да, конечно, зимой лучше спрятаться дальше от вьюги,
Балеарская даль идеальна! В Марселе мы сядем на судно,
Ты нарядишься штурманом, я - милым мальчиком - юнгой,
Представляю! - попутчики - сдвинув брови и выпятив губы,
Осуждающе смотрят! - О, Боже! - какое веселье!
Горизонт будет ближе, земля за кормою пастелью,
Белой пеной распахнутых волн, оваций безбрежности гулом.

9.

"Милый Гюнтер! почтальон не приносит писем
от тебя третий месяц - пишу и капают слёзы,
но знаю, что жив, поскольку, голубь с карниза
ворковал поутру и капелей прозрачные грозди
зреют на виноградной лозе, обвивающей стену -
в каждой ягоде - улицы гомон - это наверно -
тайный знак к нам особой милости Божьей.

посему, расскажу тебе новости, ибо обычно,
ими мера на жизнь - с печалями и сожаленьем...
приходил старый Йонас, просил соли и спички,
ни с того ни с сего, упал предо мной на колени,
говорил, что влюбился давно, наблюдая однажды,
меня у реки - светясь прозрачностью влажной -
я купалась - Сюзанной и Афродитой из пены...

не ревнуй! просто глуп он, и чуть рехнулся от горя,
его сын Александер, погиб в африканской пустыне...
у Людвики, родился на Сретенье маленький Готлиб,
Марта и Катарина, чуть не сгорели недавно - примус
заправив купленным где-то эрзац-керосином...
со свекровью и свёкром на фронт мы послали малину,
ту, что летом сушили...обнимаю,целую. Керстина."

Svenska folksagor (En smed som pratade med en djävul)

En smed berättalse

кузнец кипятит на горна огне молоты-руки,
на макушке дыбом волосы - звёздно-рыжи,
перед ним качается, одет в мешковину призрак,
предлагая плату ковке - кошель с желтизною лунной.

"если сможешь выбить искры из чёрных болот водицы,
выдуть тень из пламени, престное сделать солью,
кинуть камень так, чтобы лёгкой по небу птицей
полетел не падая - одарю я от смерти волей!

не сумеешь, возьму душу, выверну наизнанку,
опущю в трясину - пузырём раздутою жабой,
ни на дно не кануть, не выплыть - от бока на бок
будешь вечно ворочаться...договорились парень?"

горячи, до красна разогреты огромные кулачищи,
пар клубами из глаз валит, рубаха мокра от пота -
"подобру-поздорову уйди! мне с тобой не охота
толковать о цене, о душе и тем более жизни..."

7.

На подоконник и комната уже – поршнем,

Перья щекочут лопатки, ладони и ягодицы,

Лиговка – криком – «Самоубийцы», извозчик

Задирает картуз – видит – две чёрных птицы

С жестяного корниза, лепнину царапнув, выше

Труб закопчёных, клубков шерстяного дыма,

Перевернулись – окрасив зарёю рыжей

Пыльные окна, рельсов трамвайных нити –

Чуть отражаясь в луж тротуарных жиже.

К Знаменской – клювами в шпиле дыры,

«Эй пархатые – кто нас достанет в горних?

Здесь, только Туслар, облаком Одигитрий –

Тот, кто сказал – будет разрушен Город...»

Слышится выстрел – и паровозным свистом

Падают двое – на-под канала волны...

5.

«соль на луковицу, ту что снесли со Скорбящей –

Аж до слёз пробирает, грошь чехоточным кашлем

Не проходит дождиной ржавою по водостокам,

Из трубы грамофонной скрипит и трещит сорокой,

Спекулянтов зовёт торговать животом обвислым,

Но побойся – ходят двенадцать, в винтовках выстрел

Зреет спермой – к гонарейным меж ляжек коркам.

 

Видишь? – по Расстанной бредут с мёртвым дрожки,

Жил в газете вчерашней, пока мы не взяли ножниц,

Не отрезали поровну – голову, ноги, ладонь с букетом –

Это боулинг, только, с типографскою краской кегли

И не знаем – кто из нас устоит и кого под шаром

Спрячет грохотом смеха серый, чухонский карлик,

И о ком споёт улетевший из клетки кенарь...»