Category: общество

Лука

Бежит Пинокио, по кругу карусели,
С двуколкой расписной, по ветру носом.
Лиса и Кот, в обнимку на сиденье,
На прутике, пред ним, трясут морковкой.

Аккордеон играет Тарантеллу,
Сеньор усатый, продаёт билеты,
Толпится малышня, считая мелочь,
Фонарики сверкают разноцветьем.

Олени, кони, слоники, улитки -
Огромные, с чуть-чуть облезлой краской,
Мелькают быстро, смехом громким лица,
По площади разносят шумный праздник.
Ах, деревянный, глупый человечек,
Мечтательно сверкающий глазами,
Ты мчишься, в кулачке зажав монеты,
В страну, где сальдо вырастут в дукаты...

(no subject)

Мой домик бутоном, на стебле колком,
Под сенью из окиси хрома гризальной,
Жуки, мотыльки, улитки и пчёлы,
Собравшись оркестром, фокстроты и вальсы,
Играют, усевшись на листьях ажурных,
Читая по каплям росы партитуры,
Ко мне принося нескончаемый праздник.

А я, взяв палитру пыльцы разноцветной,
И кисти колосьев, мохнатых, созревших,
Движением летнего, тёплого ветра,
Раскрашу их - радуги радостным спектром,
И через ресниц - заплетённые травы,
Игрой, нескончаемой, сонной забавой,
Сложу сто мозаик высокого неба...

Танго Пьецола

хватит Хельми, виолин упавший на слякоть
не боится больше дудочек-дул автоматов,
ему грезой Витебск, сады и трещат цикады -
пани Роза, пани Хана и польская пани Влада
улетают июля небом, шаги шелестя шифоном
закрывают в домах, перед шабатом шторы,
зажигают зёрнами масла жёлтые звёзды.

помнишь Хельми? под циркулем колокольни
ты кружился - не найдя на фесте подружки?
улыбался глупо, под картузом измятым дужки
поправлял очков... гоготал открывая горло
пене пива - в оловянной литровой кружке?

а оно всё льётся и нынче в осень
сорок первого - шипит пузырями,
на пилотке скалит череп и кости,
копоша ундерманишей скользкой ямы...

ёхо Хельми, смычёк смешным лапсердаком,
на колени встал и вскинул ладони за спину,
пейсы в грязь, полон страха - чем не танго? -
бородой захватив из лужи охряную жижу -
пишет гимель и алеф в пергамент тугой тумана,
тонкой льдинкой хрустя замерзает Исхода мана,
голенища сапог покрывают ржавые брызги...

Хельми, Хельми - мы вечная пара
синью, сухими зрачками вровень -
лязг затворов и лай овчарок,
простужаясь кашлем бежит по бронхам,
и выходит выстрелом поцелуя -
обрывая струны, смешно зажмурен
Мефис Идол - бен юдиш Тойфель...