Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

(no subject)

Она вошла и огляделась робко -
Кровать и стол, трюмо и табурет,
В цветочек занавески, пыль по полу
Сдувают сквозняки, и мутный свет
От лампочки на проводах извитых
Качается под серым потолком,
Привязанный на паутины нитях -
Зрачок хранящий съёмное жильё.

За нею следом, звякая ключами,
Прослушивая гулкий коридор,
Вжимая голову меж узким плечами,
Стараясь скрыться за дверной проём,
Пока соседи не успели в щели,
Узреть подружки приглашённой тень,
Ведь донесут хозяйке - водит женщин,
Развратник вообщем, а ещё студент.

Ну вот одни...нарезан пошехонский,
Разлит токай венгерский желтизной,
И разговоров бесконечных шёпот,
В которых больше чмоканья, чем слов.

Он пробует несмело влезть под блузку,
Под потных пальцев, пуговицы в ряд,
Мусолятся, вздымаются над грудью,
И не пускают в вожделенный рай.

Два тела наклоняются друг к другу,
Скрипит пружинами прогнувшийся матрас,
Роняя прочь тяжёлую подушку,
За ней летит - и...вдребезги стакан,
Осколками и жидкостью пространство
Наполнив в звоне битого стекла,
И за стеной для всех предельно ясно,
Что нынче снова у «него» - бедлам...

Она встаёт порывисто, смущённо,
Оправив юбки смятое плиссе,
И говорит - ему, себе, обоям, -
«Мне жаль, но я домой должна уже...»

14.

крик потолок осыпает пылью на животы и щёки
раздувая серыми пузырями злословия телешоу -

"скука! чудовище! гнида! моль! микрощёлка!"

"пидор песочный! дряхлый развратник! дешёвка!"

"расчленю! утоплю кусками дерьма в унитазе!"

"ха-ха-ха! умру! интеллигент-убийца - зараза!
затрясётся гузка, изморщятся член и мошонка!"

предмет ссоры забыт - в мире нынче лишь двое,
ада страшнее, кипят чувства - безумие близко,
тени-иллюзии-черти вьются в цветочных обоях,
меряя жути гримасы - ненависть пляшет солистом -
па и коленца, свист и прихлоп, чечётка, присядка -
мудрый учёный? скромная барышня и аспирантка? -
без передышки, по новому кругу - репризой...

5.

Ладонь карандашным наброском ведёт верх и низ,
Лунатиком по карнизу, слепым стариком тротуара,
Воркуя еврейской гoлубкой между шинельных шлиц,
Распущены ленты на косах, по Ади безумному траур – 

Портрет жидкой чёлкой, коричневый галстук – «дас ист...»
И ржавая рама – коня на педалях, в седле гимназист,
И просит толпа от распятья избавить Варраву.

«смеркается Данте, нам стоит спешить, карусель
Отключит служитель, закроются парка ворота,
Знаешь, после заката фугасы шипят и шрапнель
Свистит, «НЕВЕРМОРЕ» кричит испуганный ворон,

Из говорителей треском  бравурным шагающий марш,
Ломает на топоте «Хайль», и молнию «Зиг», карандаш,
И всё что здесь есть превращается в порох!»

(no subject)

till min moster Lussy(hon var min andra mamma). jag beklagar...hon dog igår.

"ома Тина, спой-расскажи сказку,
о белом хлебушке, добром Йохане."

"шлаф майн либен. кобальты-карлики
колёс перестуком смололи зёрна,
замесили на дождике Мгу холодную -
как тебе, плели косичками волосы -
испечь не успели - слёзками солоно
печку залили сестрички-неспящие,
в стёклах вагонных чёрного Ангела,
высмотрев между сентябрьским дождиком.

но есть на свете беккер искусный,
колпак накрахмален, манишка чистая,
зовут его Йохан - лунные кудри,
муку он не веет - лишь свежую изморозь
смеясь добавляет в румяные булочки,
разносит по снам и играет на дудочке,
мелькая на окнах фонарными бликами."

(no subject)

 послушай притчу о ногах омытых -

Ходил за Учителем Матфей-мытарь,
всё писал что-то, смотрел косо,
надоедлив был, задавал вопросы -
о монете с кесарем в венке лавровом,
о пустынном поле, где зреет Слово,
о воде - вином опьянившей свадьбу,
о хлебах мягчайших из слёз и камня.

И однажды, сели они к вечере,
но не тронул яства Учитель первым -
то ли плакал, то ли молился тихо,
тёмный дом полночный - озаряя ликом.
вопросил Матфей - "отчего ты грустен?
или скромный ужин тебе не вкусен?
ведь вещал же нынче о новом Царстве,
где и волк ягнёнку прилежный пастырь,
где не жнут, не сеют, но духом сыты -
где блажен и нищий - росой омытый!"

опустился к ступням его Сыне Божий -
"не суди меня", лёгкой ладонью воздух
зачерпнул пустое - блестит нектаром,
сим омыл он ноги и молвил - "Амен"...

1.

Иона, твоя хромота на клавишу Ундервуда
западает в гласное "Э" и немного вправо,
землемером шагает - брови, стекло, оправа,
на горе, где замок, гремит жестяной посудой,
варит кофе, бежит коньками по мелкой гуще -
почтальону важно, доставить конверт адресату -
через вьюгу, сквозь воздух - намокшей ватой,
сохранив тепло, и что более важно - сухость
буквы "Икс" в заглавии слепка земли на карте.

описать невозможно - зуммер трещит сорокой,
или чьей-то сестрой - ей губы скрепив булавкой,
можно в долгое эхо выткать шарфами кокон -
длинной шеи - слыша на шестерёнке анкер,
и по белому кругу яблока циферблата
едет цуг - учитель сидит за партой
и читает шелест страниц газеты...

Светлое Воскресенье

«кого ищeте, дети, идя по стерне заплаканные?»
«Учителя, что потерян в саду Гефсиманском,
Того кто спелёнут, но к нам не выходит Лазарем,
Следы Его стёрты, и где та дорога до Царства,
В котором воссядем, как прежде, деля вечерю?»

«не там Его алчете, ибо из облака пением
Он выйдет – смерть смертью поправший пастырь!»

Застыв изумлённо, не смея поднять долу взоры,
Не зная, что молвить – не веруем или Оссана,
В ночной тишине, слыша Ангельских крыльев шорох,
Воочию видя, идущего к Миру в объятье
Не сына Иосифа – чудо-чудес – Воскресенье,
Не в рубище старом – в сверкающем радостью платье –
Ликуют в сердцах  и встают перед Ним на колени...