Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

(no subject)

Неизвестный лежит в больнице,
Врач-птица,
Входит в палату,
Перья халата,
В стороны,
Наклоняя голову,
С клювом длинным,
Говорит на латыни -
”Tenctura herba incognita,
Quantum satis!”

И тут же, санитары-солдаты,
Сиделки, с крестом на косынках,
Жидкости мутной, бутылку,
Приносят, наливают в мензурку,
Тонкой струйкой, не пролив ни капли,
На пола кафель -
«Пейте, больной! Без строптивости,
Просим милостиво!»

Но увы, пациент сумасшедший,
Всклокоченный, бледный,
Наизнанку вывернув шею,
Раскрасневшись изделием медным -
Кофеваркой, тазиком, чайником,
На них дышит пламенем,
И звенит будильником сердца.

Что же делать доктору,
Если хворый,
Не хочет лечиться, вовсе? -
Влить ему! Вздуть его!
Поломать строптивому кости!
Ведь душе, станет лучше немного...

Но вот странно, он,
Раздувается шаром,
Большим, прозрачным,
Поглощая стены, решётки на окнах,
Персонал, шкафы и кровати,
Этажа коридоры,
Всё здание,
Аллеи больничного парка,
Взмывает в небо,
Уменьшается точкой...
И хотя, вроде - вЕдро,
Оттуда, крапает дождик...

Диалоги

«Вы свободны после работы, милая?
Буду ждать, у входа в кафе, с надеждой,
Принесу с собой, в целлофане лилии,
Марабу конфеты, в картонном сердце.

От волнения переминаясь, со вздохами,
По хронометру Ситезен чувство нежности,
Измеряя стрелки секундной клёкотом,
Уменьшая страсть свою - неизвестностью...»

«Ой, вы знаете, я бы не против, конечно,
Но, увы, не готова - подмышки небритые,
Маникюр - облез, педикюр - с заусенцами,
Меж грудей, в ложбинке, созрели прыщики.

Вы в меня не влюбитесь, к сожалению,
Только зря потратим смущаясь время...»

(no subject)

Ты входила в ступени палаццо, платье
Поднимая выше - щиколоток, коленей,
Этажи отворяла акцентом пальца,
Указательного, на маникюр заусенец -
Буржуа в котелке и усиками - ля Чаплин -
Танцевал и тростью стучал о ноготь,
Комедийно, и файф-о-клок случайный,
Завязался на разговор, знакомство...

Грудь под лифом - венецианских окон,
Клокоча, набухала луковкой сан Лючии,
В чашечках вместо чая - жидкий кофе,
Блюдечки с фундаменто жёлтым бисквита,
Ложек лодками разрушались - ах, постепенно,
И мундштук с сигаретой горящей, в пепла
Столбик причала, бывшего, гондольера,
Осыпался сухостью серой в ревность...

2.

Дорогая Аврора! пишу в дилижансе из Вены,
Скоро буду в Париже, затем, доберусь до Ноана,
Я надеюсь, что приступы астмы в блаженной деревне
Неизменно исчезнут, любви полонезным пожаром
Лихорадит больная душа по предверию нежности встречи,
Сочиняя элегию смерти, дороги ухабами вечность
За стеклом заплетает минуты ползущею каплей.

Да, конечно, зимой лучше спрятаться дальше от вьюги,
Балеарская даль идеальна! В Марселе мы сядем на судно,
Ты нарядишься штурманом, я - милым мальчиком - юнгой,
Представляю! - попутчики - сдвинув брови и выпятив губы,
Осуждающе смотрят! - О, Боже! - какое веселье!
Горизонт будет ближе, земля за кормою пастелью,
Белой пеной распахнутых волн, оваций безбрежности гулом.

Svenska folksagor (Den kloka topardottern)

En flickans berättalse

 

Оделась рыбацкой сетью, привязала к рогу быка

Себя хуторную – ячменного поля дочку и жницу,

Эля пьянее, слаще, сытней – морошного киселя,

Выпей глоток кунг, на пястья надень рукавицей.

Спросят вершить суд – округлю немотою грудь,

Молоком залью глаза, насчитаю подати лоном,

Косы хлещут больнее, чем ивовый прут и кнут,

Бёдра мелят мельче, реки вращающей жернов...

А прийдёт срок родить – выйдет из чрева гость,

Струган батюшкой из полена  в твоём подполе,

Коромыслом гня спину, заскрипит сухое плечо –

Спрячу тебя от расплаты под льняным подолом.

Ну? Хочешь - иду не идя – не пешком, не в седле,

Не в платье, не голая, по доброй воле в темнице?

Из земли взошедшая – стебли-голени ниже колен,

А рябая – не смейся – вили ветры, клевали птицы.

(no subject)

подняв себя за волосы над летящими ядрами,
увидел я янычаров с языками до пят и нежными
лепестками на лбах - под чалмами росли подснежники,
а серьгами в ушах звенели айва и яблоки.

я их спрашивал о здоровье султана, о Константинополе,
но они молчали, ибо рты у них, заколочены наглухо,
а на пальцах и знаками - отучили общаться маменьки,
потому что боялись любовных интриг с циклопами.

поцелуев воздушных бегут, в шароварах путаясь саблями,
посылаешь губами сердечки - сверкают глазами чёрными,
говорю им глупым - "смотрите, сижу на облаке,
и жую слова, словно в сладкой глазури пряники!"

то ли пятятся воины, то ли застыли глыбами -
но наверно поняли, ибо блестят улыбками...

(no subject)

"подлинней ему рукава,
потуже узлы!
не зырь!
у упырь!
придумал себе волхва -
по дорогам собрал слова
вывернул,
вытряхнул,
напялил корону...
(в сторону)
и нашёл то как?
видно из сора
дворцового...
иль купил за пятак
картонную."
"оборотни!
по глазам сужу,
за зрачками жуть
на цепях ржавых
между лбом и явью...
волоком
по полу голого
остужать за ртуть
ниже Цельсия
пополам и целого...
или я в раю?"
"коридор имеет север и юг,
палата восток и запад
(на западе прибрано, есть уют,
восток - туалетный запах)-
мочитесь гады непопадя где,
снуёте, пытаясь выбраться,
да дурь то проходит на хлебной воде,
выйдешь здоровым и выбритым..."