Category: животные

(no subject)

Разговоров ломкий хворост, собери в заплечный короб,
И ступай лесной тропинкой в домик сладкий, на опушке,
Там, ты встретишь Ханса с Гретой - старикашку и старушку,
Что тебя, усадят в кресло, угостив душистым чаем,
Разведя огонь в камине, языков болтливых пламя,
Будут потчевать словами из засохших треском веток,
И рассказывать беззвучно, от заката до рассвета,
Бесконечный ворох сказок, о потерянных игрушках,
Что живут в стране мечтаний, в днях, не найденых случайно.

Знай, услышишь, хохот ведьмы, с ликом штопанной дерюги,
Деревянный шёпот скучный - разодетых пестро кукол,
Оловянного солдата - стук сапог, в пустой коробке,
Механическую птицу, с визгом, лязгом шестерёнок,
И от этого очнёшься, и уйдёшь исполнен грустью...

Лука

Бежит Пинокио, по кругу карусели,
С двуколкой расписной, по ветру носом.
Лиса и Кот, в обнимку на сиденье,
На прутике, пред ним, трясут морковкой.

Аккордеон играет Тарантеллу,
Сеньор усатый, продаёт билеты,
Толпится малышня, считая мелочь,
Фонарики сверкают разноцветьем.

Олени, кони, слоники, улитки -
Огромные, с чуть-чуть облезлой краской,
Мелькают быстро, смехом громким лица,
По площади разносят шумный праздник.
Ах, деревянный, глупый человечек,
Мечтательно сверкающий глазами,
Ты мчишься, в кулачке зажав монеты,
В страну, где сальдо вырастут в дукаты...

(no subject)

прогулки с Брейгелем

1.

Бабилон на кованных кровель коньки
колесом на канатах суставы запястья
поднимает, и землю качающий кит
скалит зубы, плoты выплывают из пасти,
и по лестнице Якоба в небо цари
долго шествуют. известью жжёною мастер
красит Ангелу нимб.

черепичность проулков пустая метель
дыбит шерстью загривка, голодною сукой
воет мутно скитаясь меж зёрнами стен,
и от облака тенью упавшею в угол
пляшет огненный серп.

живописец наносит последний мазок
под волшебной слезой...

2.

сорок слепцов цокотом каблуков, цугом,
переулками, к задним дворам, перепутьям троп,
по бумаге скрипит оставаясь штрихами уголь,
через щепоть перстов возводя от дыханья рожь
на затылки, к шляп островерхим тульям,
и царапает чёрный, сухим наважденьем дождь
взгляды внутрь и на плечи углями руки.

первый споткнётся, второй потеряет счёт
ритма, шелеста чётких линий,
плащ опутает ноги, свивая крысиный восk,
и гримаса страха слепком белёсым грима
повторит неслышно эхом беззубым - "чёрт",
на губах застынет росчерк немого крика,
завершив паденье на сорок нот...

3.

литавры сменяют трещётки, иерихонские трубы.
князья до земли, подбирая песок в пoрфиры,
кимвал караван за гробом ковчега утварь
несёт следом солнца безумный Илия
по полю коней и солдат на контрастах фигуры
ведя через рай на серую клетчатость утра,
и варятся краски в зеркальном куранта горниле.

не выживут белые, чёрные выберут змея,
за сладкие ягоды, тонкие звуки вокала,
и рыжую гриву из струн замолчавшей кантелы,
одежд седину и в камни падения раны
изгибом петли от полёта уставшего тела
"сей первым рождён, но стал пред очами последним -
на брег набегающей волн говорливою пеной..."

4.

каков на зимнем блюде Битлеем?
полозьев скрип, мочёных яблок лица,
на тонком льду из сумерек желе
и сорок крыш крылом упавшей птицы
на сахарные реи кораблей
волынками гудящих у причала,
и вензель солнца пелериной алой
над горизонтом в матовом стекле
пенсне нотариуса, с переписи книгой,
и хлопанье снежков - забавны игры
не знающих об Ироде детей.

ослица оступается. след в след
не смог попасть Иосиф. плат Марии
ветвями отражается в заре...

5.

висилица пуста. картофельный плут

спит на земле, оттопырив сытое брюхо,

рядом - крестьяне - вихрем соломы куст

пляски волос, под башмаками гулко -

полдень - нынче - иванов июнь.

 

пчёл корзины, косарю кесарь брат,

новости облака - дрожью хвоста сороки,

пиво и хлеб, крошки на край стола,

мисок и кружек трель - глиняные осколки

к шабашу - там где даль

перед козлом безрогим -

взглядом на киноварь,

с белым пятном пророка -

явства веселья пар -

праздник святых пороков...