March 23rd, 2019

Гофман

Ах, они склизки, не уловимы,
Жёлто-блестящие капли глины,
Мальчиков, девочек, ящерок, змеек,
С пальцев морщинистых чародея
Падая на пол, сбегая от света,
Свеч оплывающих масками воска -
Ведьмы-старухи со сгорбленным носом,
Крысы, песочного человека.
Спрятаться в росчерк из манускрипта,
Вслед за пера гусиного скрипом,
Молча кивая с фарфоровым, нудным,
На шестерёнках - в нутре изумрудных,
Лекарем, знающим смеха рецепты,
Что разобьёт на части реторту,
Выпустит призрак, дымом зелёным,
В лабораторного сумрака трепет.
2.
Влажный ползёт пожиратель теней,
Воя беззвучно, встав на колени,
Гнущихся, тонких, паучьих лапок,
Вслед за собою, тысячи яблок
Скачущих звоном монеток медных,
Тащит на стрельчатых окон цепочке,
Запахом горьким горелой серы,
Пишет по пыли за строчкой строчку,
Жизнь расплетая пустым сонетом.
Букву, увы, не сберёг переписчик,
Кляксы - ужасный, чёрный трилистник,
До потолка вырастает пружиной,
Лопнувшей в сложном часов механизме,
Мерившим стрелками, тиканьем гулким,
Платьев движения, вздохи и визги -
Дочек волшебника, или же кукол? -
Вышедших из недочитанной Книги.
3.
Девы прелестные, по нотной лесенке,
Чуть прикрываясь из перьев веером,
То ли ступая, то ли полётами,
То ли и сами из кружева воздуха,
Сотканы, связаны нежным видением,
Мимикой строя гримасы влюблённые,
Ручек и ножек в шарнирных движениях,
Ближе, за миг, превратятся облаком -
И опадут розоватым пеплом...
Папочка их, в парике островерхом,
В ярком кафтане, с нашитым сердцем,
Дужки очков расправляя в стороны,
Фалды раскинув, становятся вороном,
Каркая, кружит в метаморфозах,
Взгляда жёлтым, огромным жерновом,
Стены мелит и клювом острым,
Чертит карту из улочек Лейпцига,
По силуэтам стеклянных осколков...