December 25th, 2018

God Jul!!! Рождество. Фламандская школа. Барокко

Смотрел в застывший снего-дождь холста,
И ждал пейзаж, гостей, разрывов в небе,
Глоток к глотку слогая тьму вина,
Закусывая чёрствой коркой хлеба.
В решётчатом окне, сгущалась синь,
Дрожали языки в оплывших свечках,
Под потолком, меж балок шли волхвы,
Из теней проявляясь в человеков.
Взяв уголь, исто, начертил звезду,
Шестью лучами разделив пространство,
Шепча молитвы длиннословный ритм,
Грядущего, неведомого царства.
И силуэты - конь, ослица, вол,
Яслей сокрестья, со штриховкой сена,
Рождались под уверенной рукой,
На сумерек не догоревшем пепле...

Народ входил сквозь кисти мягкий ворс -
Солдаты, пастухи, цари и слуги -
Талиты, бороды, чалмы, зубцы корон,
Маслины глаз, обветренные губы,
Рук разговоры, посохи, клинки,
Ягнята ослабевшие - на шеях,
С дарами, за замками - сундуки,
Написанные охрой и сиеной.
Белил разбавленных струился лёгкий пар,
Вопросов гомоном - «зачем? Когда? Откуда?»
И в тёмном воздухе, от Ангела крыла,
Плясали блёстки маслинные кружев -
Снежинок? Манны? Из пустынь песка?
Над кобальта зелёно-сонной вязью,
Где горизонта линию краплак
Чертил закатом, буквами Иссаи...

Модель - старик, морщины на лице,
Обвита пальцами клюка, корней древесных,
Усталый взгляд, из-под густых бровей,
Но нежность позы - складками одежды.
Быть может - спал, не закрывая глаз,
Лишь вздрагивая...за мольбертом окрик,
Просил накидку сдвинуть от чела,
Или поправить вверх седые космы.
Безгрешно грезил о столе в корчме,
Стакане полном, о похлёбке тёплой,
О молодой, беременной жене,
Так скромно примостившейся под боком.
Мазок к мазку, его - почти двойник,
В веков начале, в дальнем Вифлееме,
Из подмалёвка оживал, и нимб -
Светился каолина в кадмий светом...

Белёсых локонов, под бирюзовой шалью,
Писались закруглённо, слой на слой,
Кудрявым почерком, изгибы слов овальных,
Лик Чистой Девы обрамив кольцом.
Её ладони сложенные вместе,
Мольбой и благодарностью судьбе -
Недаром приходил от Бога вестник,
И голубь сизый прилетал во сне.
В халате мастер, взором восхищённым,
Соизмерял на платье вырез, грудь -
Чуть обнажённую, под тени полутоном,
К палитре розовой, добавив синеву -
Огня от факела на дрожи - сквозняками,
Среди заблудших к празднику гостей,
Смолистым блеском оживляя камни,
И наполняя музыкой Вертеп...

Дитё вплетая сладким сном в сюжет,
Меж теплотой дыханий тварей, люда,
Так безмятежно, на густом руне -
Сопит, и хаотично - ножки, ручки
Раскинуты, и пухленький живот,
И складочки прочерченные тонко,
И золото, на макушке, волос -
Застывшие неспешной лессировкой.
На пять шагов уйдя от полотна,
И оттерев тряпицей мягкой краски,
Художник улыбался, щуря взгляд,
И улицы неугомонной пляска -
Торговли леденцами, мишурой,
Смех ребятни, шарманочные трели,
Псалмами прославляли Рождество,
В аранжировке сумрачной метели...