October 13th, 2018

(no subject)

Она вошла и огляделась робко -
Кровать и стол, трюмо и табурет,
В цветочек занавески, пыль по полу
Сдувают сквозняки, и мутный свет
От лампочки на проводах извитых
Качается под серым потолком,
Привязанный на паутины нитях -
Зрачок хранящий съёмное жильё.

За нею следом, звякая ключами,
Прослушивая гулкий коридор,
Вжимая голову меж узким плечами,
Стараясь скрыться за дверной проём,
Пока соседи не успели в щели,
Узреть подружки приглашённой тень,
Ведь донесут хозяйке - водит женщин,
Развратник вообщем, а ещё студент.

Ну вот одни...нарезан пошехонский,
Разлит токай венгерский желтизной,
И разговоров бесконечных шёпот,
В которых больше чмоканья, чем слов.

Он пробует несмело влезть под блузку,
Под потных пальцев, пуговицы в ряд,
Мусолятся, вздымаются над грудью,
И не пускают в вожделенный рай.

Два тела наклоняются друг к другу,
Скрипит пружинами прогнувшийся матрас,
Роняя прочь тяжёлую подушку,
За ней летит - и...вдребезги стакан,
Осколками и жидкостью пространство
Наполнив в звоне битого стекла,
И за стеной для всех предельно ясно,
Что нынче снова у «него» - бедлам...

Она встаёт порывисто, смущённо,
Оправив юбки смятое плиссе,
И говорит - ему, себе, обоям, -
«Мне жаль, но я домой должна уже...»