February 17th, 2018

(no subject)

На болоте, в трясине поросшей ряской,
Там, где чахлые ели кривы на кочках,
И лягушки поют свои песни басом,
И из туч никогда не выходит солнце,
Жил да был неприкаянный дух бесплотный,
Грибников заплутавших пугал зевотой,
И смеясь шелестел по листве осоки.

Забрела однажды изба на курьих
То ли ножках длинных, худых, костлявых,
То ли лапах из жёлтых дорожек лунных,
В это гиблое место, в дожде, тумане -
Не найти бедняге тропы обратной -
Повернётся передом или задом -
Всё одно - лишь топи и мох косматый.

Взвыла волком серым, на крик истошно,
Сажей, дымом чихала сквозь ставни, двери,
Умоляла помочь комаров да мошек,
Обещала царства из самоцветов,
Россыпь звёзд на лужиц водице тёмной,
Зелья жижицу - к солнышка привороту
Или пар волшебный от разных хворей.

Но увы, не любезен народ крылатый,
Знай гудел себе песенки нудным хором,
Лишь кружился, вился метельным сальто,
Забиваясь в щели трухлявых брёвен,
Заставляя кашлять, чихать слезливо,
Корча дранки латки, согнув стропила,
Прохудив до дырок гнилую кровлю.

Услыхал непорядок сей дух болотный,
Всколыхнул мановением зыбь трясины,
Прилетел туда, где на плачь избёнки,
Откликались эхом дрожа осины,
И листочки жухлых, кривых берёзок
Опадали словно сухие слёзы
На коряг-чудовищ лохмотья тины.

Вопросил степенно, галантным слогом -
«Отчего столько шума, о чём печали?
Указал дуновением путь-дорогу -
До боров и рощ озарённых далей,
Провожая, ластился, баял сказки,
Подносил из клюквы, морошки яства,
Говоря, что нет прелестней на свете дамы.

Полюбился речами сей милый малый,
Приглашён был в горницу, жить под лавкой -
Починить что, повывести тараканов,
Да помочь собрать для отваров травы...
Вообщем, стал мужчинкой, хоть ростом с ноготь,
Видим нынче - бородка, на роже копоть,
Жив и здравый, и кличут его - Хозяин...