September 5th, 2017

Не дошедшие письма

1.
"Здравствуй, Марко! Моя каравелла утонула давно
У острого пальца острова голой, огромной девы,
Я - выплыл на берег, где кожи раздвоенной, скользкой дно
Спускается к гроту с наростом клитора, чёрной щелью -
Ведущей во чрево - откуда, невнятный, шипящий гул -
Из возгласов неофитов, в экстазе извергших сперму,
Движения чреслами, торсами, змеями сильных рук -
Хотя, может быть - не больше чем всплески пены
Меж сводов кружит фантазии страстной тень,
Сплетая узоры прозрачных юношей тел...
Построив здесь дом из мачт и бортов кораблей,
Трёх коз приручив, посадив овощей в огороде,
Живу, вообщем, счастливо - нету здесь хищных зверей,
А местные люди - добры и наивны как дети..."
2.
"Ну вот и опять, пишу тебе, милый мой Марко!
Сегодня гулял по холмам живота до столицы,
В таверне пупка выпив водки полную чарку -
(По здешним приданиям - терпкого пота водица,
Которую каждое утро - мальчишки, парни, мужчины
В далёких отсюда ключиц и подмышек ложбинах,
Черпают ладонями в складках нежных и липких.)
Сам город, собой представляет, лачуг лабиринты,
С единственной площадью, ратушей, теремом дожа,
Прелестнейшим Храмом, хранящим священные свитки,
И с чудными жрицами, ласки дарящих прохожим -
Дрожа от экстаза, сверкая глазами, нагие,
Поют отдаваясь - во славу влагалища гимны,
А после соития, дарят нежнейшие розы..."
3.
"Любезнейший Марко! Вчера, на судёнышке утлом,
С тремя рыбаками, вдоль правой ноги до лодыжки,
Ходили по морю, любуясь коленом округлым,
Смеясь, рассуждали о женщинах в радостях жизни,
Шутили о страсти зовущей в неведомость далей,
О нежной щекотке во время объятий, лобзаний,
О позах познания - лучше ли сверху иль снизу.
Улов был богат - блестящие, толстые рыбы -
Похожи на фалосы, разве что больше размером,
Блестя чешуёй, шевелились и мелкие брызги
Взлетали на снасти скрипящие в крепнущем ветре,
И мы улыбаясь смотрели на дымку над лоном,
К вершинам сосков возвышавшихся над горизонтом,
И розовым небом сгущался пред волнами вечер..."
4.
"Хотел бы поведать, мой друг, о старинной легенде,
Недавно услышал и был очарован, испуган -
В году незапамятном, для великана невесты,
Прислали искусные карлики чудную куклу -
В мельчайших чертах повторяла любимого образ,
Внутри механизм, что мог имитировать голос,
Приветственно кланяться и улыбаться глупо.
Увы, но не долго пришлось забавляться игрушкой -
Внутри что-то щёлкнуло и оборвалась пружина -
Лицо скособочилось, тело оплыло как груша,
И дёргалось в судорог страшных и долгих ужимках.
Бедняжка-девица в испуге упала без чувства,
Лежит и поныне средь волн, не познавшая мужа,
Очнётся ли?...да, но лишь в поцелуе с любимым..."
5.
"Привет тебе, Марко! Я и пастух, с отарой овец разноцветных,
Седьмого числа, прошедшего месяца, после полудня,
По плату грудины бродили, где травы в дыханиях ветра,
Склоняясь, качаясь, взбегают на перси высокие, сухость
От жёлтого солнца дрожа и слоясь миражами
Казалась огромными, сильными от исполина руками,
Что в ласке сжимает двух гор поднебесные кручи.
Мы долго молчали, боясь потревожить словами
Видение страстное, может сей призрачный - званный?
Лишь блеяло стадо и неба бесцветного грани
Звенели в ушах мелодии снов на кимвалах,
Свирелях и арфах, кастратов и девушек хором,
Жужжанием, стрекотом, шелестом от насекомых,
Но с моря порыв - развеял не ставшее явью..."
6.
"Далёкий мой адресат, несравненный друг Марко!
Спешу сообщить о письме с предложением дожа -
Которое нынче принёс мне в усадьбу - улыбчивый мальчик,
В берете, камзоле, с цветущей прыщавостью кожи,
Так свойственной юности, с буйством фантазий о сексе,
Где всё не конкретно, а вместо мужчин или женщин,
Сплетения тел - сомкнувшихся цепко в межножьях.
В послании мне, после слов бесполезных приветствий,
Звучит приглашение, с помощью магов придворных,
На день превратиться в огромного, до поднебесья
Юнца-великана, сыграть не робея - влюблённость,
Устами излиться в уста деве-острову нежно -
Кто знает? - быть может, откроет сомкнутые вежды,
Очнувшись от дрёмы во сладкой оргазма истоме..."
7.
Сев удобно на мягкую, тёплую дюну лобка,
Свесив ноги босые на губ поперечных обрывы,
Смотрит в синь горизонта прищурясь на солнце моряк,
Провожая глазами во вспененном море бутыли -
В каждой - свиток пергамента - прожитый день -
В ровных строчек рядах - скрип пера по чернилам -
Города и ландшафты, фантазии, ход кораблей,
Лабиринт рассуждений запутанный в многие мили.
А в Венеции нынче - фейерверком цветёт карнавал,
Кружат маски каналы, смеются портовые девки,
Вина льются в бокалы Мурано цветного стекла,
И шелками китайскими в небе трепещущий ветер
Поднимает лагуны жемчужными брызгами грудь...
Караван братьев Поло плывёт в Чингисхана страну...