September 19th, 2016

(no subject)

Самый темный угол в портовой таверне,
Где лишь смрад от объедков прокисших,
Занимает калека, ругающий скверно
Посетителей, снедь и сивушное виски.

Одноглазый, с культёй удлиненной протезом,
Бородой заплетённой в седую косицу,
Никогда не бывает ни пьяным, ни трезвым,
Выпуская из трубки дым сизый, слоистый.

Но когда кто-то сядет отважившись рядом
Начинает болтать про русалок зелёных,
Про чудовищных рыб, островах великанов,
О блистающих солью коварных драконах:

"Как-то плыли из Порта Солер до Пинеды
Мимо мыса Форментор скалистым оскалом,
Паруса туго выли раздутые ветром
И скрипели о мачты пеньковые ванты.

Я и боцман, играли на палубе в карты,
Ставя на кон дукаты с последней добычи,
Солнце в реях качалось, повешенных парой -
Египтян-иноверцев в блестящих монисто.

Вдруг, вдали горизонт потемнел сизой тучей,
Море вздыбились вмиг пенно-белой ладонью,
Что бросала кораблик меж пальцев могучих
Разверзая, кружа островерхие волны.

В этой качке и свисте, и грохоте грозном,
Вся команда с надеждой взирала на небо,
Где прозрачные Ангелы строили воздух
Невесомой, летящей за бурю галерой...

Но подняться на борт удалось лишь немногим,
Только тем, чьи грехи были легче чем злато -
Мне и юнге-мальцу, да сварливому коку,
Остальные утопли на шхуне пиратской...

Поблуждав в горних сферах причалили к брегу,
Возле Тосса де Мар, у обрывистой кручи...
И тогда я зарёкся священным обетом
Больше в жизни ни разу не плавать на судне.

Вот, сижу нынче здесь, вспоминая былое,
Как нибудь расскажу об огромном кальмаре,
Завивавшем мостами из щупалец кольца,
Моряков увлекая в подводные страны ..."