December 25th, 2013

God Jul!!!

Четвёртый Волхв
1.
Из холодной страны, у самого серого моря
пеший князь торопясь за зовущею рыбой-звездой
нёс Младенцу-Царю застывшие блики от солнца
что на берег выносит глаголящий пеной прибой.

собеседником Ангел шептал из грядущего сказки
о велениях сердца, о радостной к ближним любви,
о победе над смертью, о пастыре добром над паствой
раздающим хлеба и поющим спасения стих.

мимо жёлтые листья летели гонимые ветром,
выли волки продрогнув и ухали совы в ночи,
звали в топи болот прекрасные феи и эльфы
зажигая во тьме золотисто-пустые огни...

се не видя спешил, преклонить в Вифлееме колени,
и небесный вёл свет раздвигая туманы и тени...
2.
в южном, богатом городе - рынок и порт,
деспота двор, термы, кварталы блудни´ц,
амфитеатр, тюрьма, храм где мраморный бог,
воины, плебс, купцы - с разными типами лиц -
нищему вряд-ли кто кинет ломаный грош,
хоть он залейся слёз молящих рекой -
дети дразнили - шумной, весёлой гурьбой,
дерзкий разбойник грозил примерить на нож.
встав на колени, нежно взяв руку его,
странник в богатом наряде, дорожной пыли
потчевал хлебом, поя драгоценным вином,
дав на прощание янтарных каменьев дары,
молча поднялся с погасшей вечерней зарёй,
тронулся в путь за зовущею рыбой-звездой...

3.
почему бежала толпа к воротам Птолемаиды?
устилая розами улицы, кланяясь долу низко? -
каравана три сходились с волхвами в митрах
Галилее вещая о Царствии Божьем близком.

а в суде по прежнему слушали чью-то тяжбу,
за долги продать спешили рабом галерным -
бедняка что в год голодный заняв динарий
уповал молитвой на помощь и милость Неба.

дети плакали, мать и жена надорвав одежды
не надеялись боле, готовил кузнец колодки...
но раздался голос - "увы, я совсем без денег,
заплачу за ближнего жизни своей свободой..."

и к веслу прикован, плыл на далёкий запад
волхв четвёртый не видя звезды хвостатой...
4.
корабль встречал пиратов, бурю, чудовищ -
слепых, с клешнями краба, акульей пастью -
что гладь взмутив теченьем на дно воронки
уносят смертных во чрево - подобье ада.
там сотни остовов - лодок, трирем, дракаров,
там бродят тени во влажной и бурой тине,
там запах тлена и гаснет зажжённый факел
и нет пути наружу к честно´му миру...

но было чудо - змей рот отворил у Хайфы -
исторгнут берегу вещей звезды паломник,
лежал нагой на жёлтом, шершавом камне
и грезил, пел с застывшей на ранах солью.

и ночью кто-то незримый шепнул "в дорогу",
ведя к вертепу через Кармеля горы...
5.
ночь в синих, зимних красках, совсем без сна
для пастухов, караванов из южных,далёких стран,
всадников радужных, в стойле волов и осла,
птицы домашней галдящей в тёмных углах двора,
плотника Йосифа, белых прозрачных фигур
с длинными крыльями - выше дымов из труб,
для роженицы, младенца в соломенном свете лучей
горней звезды, что льётся сквозь кровли щель.

все преклонили колена, мирру даря, олибан,
чаша из золота в царственных, чёрных руках
поднесена - "наполнишь в час высший вином!" -
гости ликуют...в тени, за воротным столбом
тот, кто себя отдавал, кто не славен в веках,
скромно стоял с улыбкой блажной на устах...