June 11th, 2012

(no subject)

Бабочка из пыли засохших чернил, запаха пересохшей рисовой бумаги, темноты сомкнутых веками страниц и крошащегося деревянного переплёта выпорхнула через звонок открывшейся двери лавки букиниста на улицу Купцов и смахнув крыльями радужную плёнку с полированных стучащими башмаками зонтиков мостовой замерла в изумлённом восторге перед проходящим мимо лекарем Бянь Юэженем. Его просторный халат с небесными светилами на пляшущих отблесках света льющегося из разрывов низких, серых туч заплетался в уходящие ввысь этажи с кованными вывесками и фресками охряных и кобальтовых растений пускающих побеги с диковенными плодами-птицами кричащими каплями красочных ядов и шевеляших белилами на круглых блюдечках глаз.
Посох, заканчивающийся остриём жидкой бородки, медленно помешивал серебрянные снадобья окон сам-собою шептал звонкие заклинания изгибая чёрточки иероглифов на лице цвета морёного дуба и морщинистых, мягких руках матовых как сыр тофу.
Как знать? - может быть приготовленные снадобья протекая ручьём прошедшего дождя перекатятся за порог кондитерской и смешавшись с ореховой массой для будущего марципанового трубочиста заставят его рассказывать истории так не похожие на сказки северного лета или выпятив сахарные губы и закатив глаза из цельного фундука натянуть струною цепь над промасленной чёрным шоколадом гирей и звуки цисяньциня пригласят танцевать маленькую, ржавую фею над черепичными кровлями...