December 25th, 2011

Jul i Ingermanland

лёд заштопал наспех, грубо канал
и развозчик хвороста грея руки -
выдувая масла льняного пар,
округляет щёки и дети - брюквой
обзывая, кидают в него снежки,
заливаясь смехом и строя рожи,
под белил мазками на скатах крыш,
за звездой хвостатой целуя воздух,
ибо ветры раскинутых ловлей рук
проведут ослицу с брюхатой бабой
до мостков где рёбрами чёрный брус
утонувшей осенью старой барки -
дальше - кобальт следов во двор,
и толкаясь локтем в толпе мужицкой
дьяка выкрик - "Из Туутари* Мелхиор!
подходи, устал уж ждать переписчик!"
Туутари – Duderhof
2
”знаешь, Юкка, блудница под юбкой
прячет хвост со змеиной головкой,
а бездетный Ёсепп стругает ей кукол
из осиновых чурок, и лица из воска
мнёт неспешно им, ибо были похожи
на него или Юмала, загнутый ножик
отдыхает Ангелом-гостем...

окрестным то ведомо - тихо-помешан,
но кто сие скажет? – придумали сказку –
мол царь из Московии явится пешим
и в дар принеся неиспивную чашу,
помажет наследником Похьюлы дальней
младенца из дерева с взглядом печальным
и стружек на макушке пряжей…”
3.
Петухами уселись на шпили елей
Облака бесцветные, всквозь сырые,
Из Кёксхолма телегу везущий мерин
Тяжело вздыхает и бочки с рыбой
На замёрзших кочках гремят боками,
Пожилой крестьянин в тулупе сальном
С бороды, бровей обметает иней.

Можжевельника куст на краю дороги
Загорается вдруг переблеском рыжим,
Говорить начинает, сгущая воздух
До певучего треска, до руны ритма –
”поверни к востоку, спеши с поклоном,
В Кирисало, в странноприимном доме
Народится заново Ильмарийнен!”
4.
на лавки сев за дощатым столом,
пиво разлив, взяв студня и хлеба
гости болтают, очаг пьёт огонь,
и тени плывя по бревенчатым стенам
сжимают волынки небесной мешок
за мутной слюдой в запотелом оконце,
и пахнет соломой, овчиной, мочой
и под полом мышь, и овсяные зёрна
кудахча пеструшка клюёт в чёт-не-чёт
ступая по горнице важно и гордо.
хозяйка хлопочет, треск зовом лучин
кто явится – Калев? Из Рутсамa воин?
За дверью метель кружит хлопья личин
И просит приюта ночного под кровом…
5.
Факелы освешают тропу в сугробах
К чаще - корней с валунами гроту,
На зубах барабанною дробью холод
Заглушает Ангельских крыльев шорох –
Указуюших – ”глубже, во тьму со светом,
Там, где боем часа подскажет сердце –
Роженицы встретите стоны…”

Мужики и тётки несут дарами –
Хлеба мякиш, творог, кровинки клюквы,
С Валькекирко, из Тюрё и Ярвисаари –
Мох и иней веток сгущает звуки
Невесомым видением – Дева, ясли,
Нарождённый мальчик в короне царской
И небес светлодланных чудо…