September 28th, 2009

Sagorna från Örebro

Больничные коридоры похожи на сползающие под ноги туфли-чулки с отогнутыми краями и серо-люминесцентным шарканьем по шахматным клеткам пола, где каждое "здравствуйте доктор" от встреченных лиц перекликается с запахом отворённых в палаты дверей, гречневой каши, подливки из Арбоганской водицы в которой ещё не-рождённые рыбы с тяжёлыми клобуками монахов на опущенных головах, подплывают к хергордену Карлсона и сжав в плавниках узкие берёзы выдыхают из жабр вечерний зной скошенных полей, заброшенных садов с зеленовато-мутными яблоками (я видел подобные в Галерее 19 на Стургатан - но почему то никак не могу вспомнить ни имени художника, ни его черт, только бородка клинышком, лоснящийся от полутьмы круглый животик и латино-американский или арабский акцент, легко путаемый с южно-славянским - в непременно раскатистом "р", жестком и неокруглённом концами губ "л" и преобладанием консонант над вокалами - мне иногда приходит мысль, что в южных языках имеется только одна гласная - некое среднее между заострённым шпилем муске над длинным и резким муэдзиновым криком "А" и протяжным, расписанным причудливыми закорючками вязи, коленепреклонным, лицом долу "О"), ну и конечно, чётких линий бензольных колец фенотиозинов и бутерофенонов, из тех, которые можно поймать на выставленный палец, поднести рассматривая к линзам очков и слегка поморщившись, растереть в сухую и полупрозрачную пыль, которой покрывается всё, за исключением времени на белёсом циферблате с опущенными стрелками и римскими цифрами сбежавшими с углового дома на Олаигатан, наверное специально для того, чтобы зрители всегда успевали на вечерний сеанс в "Рокси", или не спешили закончить кофейную церемонию на потёрто-бархатных диванах, помнящих ещё гудение над кровлями "погодной мельницы" и поднятые вуали приехавших погостить к давним знакомым родственников Карин Ларссон с неприменными затейливыми венскими хлебами соломенных шляп и кисейными зонтиками в "Нюакондитори", поглащая цветную сахарную заливку "Принцесса тортан" со взбитыми сливками виляющей бёдрами серветрисы, изгибающейся над неубранными столиками и нежно колыхающую своё отражение дакулы в античном, помутневшем слое амальгаммы...
а может всё дело в этих старых зеркалах? ведь рассказывал же старый Гуннар о том что перед большим пожаром в 1854 в каждом доме отржения перевернулись и будто все жители вверх ногами ходить стали...
Дородная шукшутушка, несомненно, отдалённая родственница святой Бригитты, ибо то же округлое лицо, те же глубоко спрятанные глаза и тропы жил на крупных руках ведущие из Вадстены в Фюгершту, через овраг подбородка, птичьи нахохленные брови раскидистыми дубами поднимающиеся под монашески скромной косынкой, привстаёт на ципочки и вытягивая губы сэкпиппой жарко шепчет - "у него сегодня был посетитель - старый, в мышиной одежде, я такую на картинке в книжке видела, Магнус Ладулос такую носил, да и слышала как говорил он что то про запертые штуги, мол в них то секрет и есть - лежит там, говорит, твоя голова в целости и сохранности, как в Нюшопингхусе кунг Вольдемар жене своей изменивший, а наш то ему и отвечает - да разве изменял я кому? а как же, тот ему в ответ - ведомо что изменял - помнишь как на прошлую пасху, когда петушиные перья на ветви вязали, оторвалось одно и по Софиагатан за Свинторп полетело, вприпрыжку за ним поскакал, и на льдинке крашеной подскользнулся? - так то не просто льдинка была, а Бланка принцесса Намура, что и ранее к тебе приходила, да помочь просила - отверг ты её, за то и наказан"

Арбоганской водицы - река Арбогон, впадающая в Хьялмарен
хергордену Карлсона - усадьба на юго-восточной границе города, построена в стиле классицизма
Галерее 19 на Стургатан - одна из художественных галерей в Оребро
шпилем муске - мечеть
"погодной мельницы" - один из первых в европе вертолётов испытывался в Карслунде (предместье Оребро) в 1928 году - народ окрестил сей летательный аппарат "погодной мельницей"
фенотиозинов и бутерофенонов - группы нейролептиков
дакула - жительница Даларны - дословно - далларнский кругляшок
шукшутушка - медсестра
перед большим пожаром в 1854 - 23 марта 1954 года в Оребро был пожар, во время которого, сгорел почти весь город
Магнус Ладулос - (здесь ссылка на его изречение), ввёл крепостное право в швеции, которое затем было отменено во время правления Магнуса Эрикссона (хартия вольности)