September 2nd, 2009

(no subject)

судья в колпаке островерхом и с розовой погремушкой,
сидит на высоком стуле - пузырики мыльной пены
сквозь трубочку выдувая, манишки крахмальной рюши,
каскадом под милый лепет, спускаются на колени.

семь подсудимых (шутка-ль!) - ведьмы, воры, бродяги,
ждут участи переминаясь, в закрытой на ключ прихожей,
одеты в цветные панамы, толстовки, шорты на лямках,
друг-друга зачем то щиплют, смеются, и бьют по ладошкам.

слепой и глухой надзиратель, пыхтя в кулачёк папиросой,
пытается их урезонить, кричит распаляясь - "О Боже!",
колечки из едкого дыма пуская - тем мячик, тем соска -
поскольку сие бесполезно, то корчит глумливые рожи...

судья - нынче снова не в духе - объевшийся манною кашей,
решает - виновны заочно - зачтя приговор по бумажке -
оставить без сладкого в полдень, и пусть поимённо каждый
признается в том, что не делал (иль делал) - что впрочем - неважно.