November 24th, 2008

(no subject)

чай кирпичен и сладок, очерчен язык
расшершавленной крошкой истёртой о зубы,
вкус изменчив, но к этому с детства привык,
словно к пыльным бутылкам составленным в угол.

раскачавшись на лампы стоватной весах,
измеряя от кухни к прихожей пространство,
время льётся струёю горячею в пах
к отраженью запястий над гладью фаянса.

и жужжат оживая струёю жуки -
то прозрачны, то с ржавчины рыжим оттенком,
окончанье кругами и дальше ни зги,
выпадая росой на озябшие стенки.

звук увяз на колене, подняться не смог,
хлопнув дверью, очнулся за стенами город,
сердце может уснуть, не пройдя за порог,
разрывая рубашки расстёгнутый ворот.

у двуспинных чудовищ щекочущий зуд
пробегает от шей через дрожь к ягодицам -
в туалетном бочке две русалки поют,
примеряя в облупленной зелени лица.