September 25th, 2008

(no subject)

5.

Я дальше привeду его рассказ,

Всё точно, не добавив ни полслова –

Лишь только вышла – сразу же, тотчас,

К нему в окно стучаться стали совы,

И щель паркета надвое раскрыв

Возникла морда пуделя беззвучно –

Железная, а шерсть из мишуры,

Свалявшаяся к шее чёрной тучей.

 

Залаяла призывно, и в стене

Разверзлась трещина похожая на змейку,

И замелькали призраки коней

Катящие по комнате копейку –

Величиной – с блестящий медный таз,

Наполненный затейливою вязью,

И дух двукрылый с сигарет «Пегас»,

Явился, чтобы править этой мразью.

 

Видения метались полусном,

Штрихами полустёртыми пастели,

Перевернув, что было кверху дном –

Колоколами гулкими звенели,

Перевирая звоны второпях,

Раскачивая люстру, занавески,

И дрожью выбивая на зубах –

Чечётку в перелатанной черкеске.

6.

Понятно, что рогат не только чёрт,

Хотя и принимает сто обличий –

Но этот, в появлении был горд,

Имея ликом, точно что-то птичье,

И есть загадка – кочет иль орёл,

Его был прородителем в итоге,

Известно, правда, точно, что козёл –

В наследство дал и бороду и ноги.

 

Представившись и магом, и шутом,

Сначала, извинился за вторженье,

Потом, подпрыгнув – чёрным стал котом,

И затрещав, как в очаге поленья –

Рассыпался в шесть тысяч пузырей

Блестевших перемытою посудой,

И паутиной солнечных теней

Раскинулся, запутываясь всюду.

 

Исчез, и обернулся голубком,

И на карнизе, долго чистил перья,

Мой муженёк, хоть слыл и дураком,

Но не поверил в эти суеверья –

Хотя, перекрестившись раза три,

Припоминал – молитвы, заговоры,

Но уж на это, как не посмотри –

Очухаешься вряд-ли очень скоро...