September 23rd, 2008

1988


1.

Гасите свет. Прихожей закуток

Перегорожен стёртою ступенькой,

И тапок здесь слетает вечно с ног,

И ругань о соседской канарейке,

Слышна из кухни, сквозь фанерный щит,

Заштопанный усами таракана,

И скважина замочная – магнит –

Послушать звон о ложечку стакана.

 

Всех правил общежития не счесть,

Хоть не писали их от заселенья,

Что радио, включают ровно в шесть,

И с жалобой на скудность отопленья,

Идёт к домкому новенький жилец,

И утром, в туалетном распорядке,

Всегда есть сбой – виной пролитых щец,

И качкой унитаза при посадке.

 

Сосед направо – вечно всех пьяней,

Налево склеп – старушка-одуванчик,

За поворотом – к ночи ждут гостей,

У кухни – гады – вынесли диванчик,

И этим сволочам не доказать,

Что здесь и так, с кастрюдей – только боком,

О Боже! – да про всех не рассказать,

Хоть будь я трижды вещею сорокой.

2.

Под полом скрип, уверен домовой

Своим владеньем номера квартиры,

Его шаги, за мусорной метлой,

Начертаны пылинками – пунктиром,

С порога до порога проводя,

Сквознячной раздуваясь лихорадкой –

На ржавчине загнутого гвоздя

И цифрами исписанной тетрадке.

 

При запахе простуженном мочи,

И образе размытости протечки,

Любой язык, с молитвой – замолчит,

Измерив рта в злословье поперечник,

И сделав заключенье обо всём,

Что в вечности имеет повторенье,

Как в капремонт, идущий старый дом,

И в календарных листьях воскресенье.

 

Для старожилов, важно сохранить

Легенды со значеньями приметы –

Как паутина крепко вержит нить,

Так связывают с жизнью нас предметы,

Оставленные вечности в залог –

От прошлого – в заваленом чулане,

Где между стульев – стоптанный сапог,

Копилка-кот – верхом на чемодане.

 

И штопанный чулок, что до краёв,

Наполнен пухлой лука шелухою,

Иконка – освящённая в Покров,

И рваный плащ – голландского покроя,

Начала века – под воротником,

Ещё осталась мастерская метка...

И сердце, здесь сжимается комком,

Звеня из рук упавшею монеткой...