March 10th, 2008

Sagorna fran Örebro

5.

 ...Этими чернилами только мельничный мост* мостить а если по ним босиком прошлёпать так и вовсе пятируким канатоходцем станешь – видел я таких, когда к нам из Кристианштадта* Циркус Максимус* приезжал с силачами, что и жёрнов у шлюза поднять могут, с акробатами на длинную шпагу нанизанными, а шпагу эту фокусник двухвершковый глотает и через уши у него наездницы на раскрашенных палках-курицах выскакивают и под купол взлетев через голову кувыркаются гудисы по залу разбрасывают, но не всем конечно доставалось, а только тем кто половчее или пальцы ухватистые имеет – народу тогда сбежалось, что блох в коробчек – послушаешь, скребутся, песенки поют – кто «Хоссианну»*, кто про бедного бунде*, слова ложками по оловянным мискам шаркают, ходят часиками – вперёд три шага, назал шажок – и тольько усики торчат и ветками липовыми шевелятся, а на каждой из них по вороне сидит из стороны в сторону крутится – это они так о том где просо или пшеница новостями делятся. Я так тоже умею, вот например однажды в школе, я тогда в Каролинскую* ходил, сидели мы на уроке и вдруг слышу как от старой фотографии, их у нас много по стенам развешано было – и с видом на Рудбергсгатан* и со старой пожарной коланчой, что у кладбища заупокойные мессы при порывах ветра наигрывает, и с видом от работного дома на замковый бастион с пушками – вот от этой то фотографии, в бронзовой, потёртой рамке и забелело платье Несчастной Бланки* и то ли парты раскачивать стало, то ли мне под рубашку влетело и там где язык начинается, сначала трепетало «rida, rida ranka, hästen heter Blanka»*, а потом и совсем непонятное началось даже для меня – изнутри, как будто верёвки длинные потянулись от коленей к локтям, а по ним знатные господа расхаживают – кто в латах с забралом опущенным, кто в колпаке шутовском, кто с косами заплетёнными на манер возжей, а между ними дама в белом уткой переваливается и улыбается так ласово, и всё ближе, ближе к моему горлу подходит, а как подошла, так возжи те мне на дыхание то и накинула. Стал я задыхаться, а она нежным голосом убаюкивать меня стала – песенку напевая о том что беременна она нынче от Хокана* камееным дитятей и родить его никогда не сможет, пока кто-то не согласится из канала ладонью воду вычерпать и тепло телесное ей отдать, и не я ли этот славный мальчик? – ну конечно, у кого хочешь от такого поджилки задрожат – но не из таких я, кто просто так на всё соглашается – «ты, прежде по ступенькам что у меня к макушке выхожены поднимись на кончик волоса», -  говорю я ей, - «а от туда  вид на всю Нерке, как с Шилсберье* открывается, и если увидишь, как из Рисбергского монастыря* старые липы шествуют и на ветвях их монахи радугами умываются, то и я тогда, так уж и быть, просьбу твою выполню»

Не, не смогла она по ступенькам подняться – уж больно крутыми я их для беременных выточил...до сих пор во мне ходит – то вверх поднимется на несколко шагов, то закрехтит и спустится. А мне то это и на руку – не каждому удаётся в себе беременную королеву носить...она ведь и молодая и пригожая, вот только голова у неё иногда отваливается, но это ничего – я как смолы еловой пожую, так она и на место прирастает.

 

мельничный мост* - мост на замковой площади в Оребро

Кристианштадт* - город

Циркус Максимус* - название одного из наиболее известных цирков в Швеции

«Хоссианна»* - рождественская песня

«про бедного бунде»*  - старая крестьянская песня en bonde – крестьянин

Каролинскую* - здесь Каролинская школа – одна из самых старых в Оребро

Несчастной Бланки* - королева Бланка Наммарская была заключена в замке Оребро

«rida, rida ranka, hästen heter Blanka»* - скачи, скачи, качайся лошадка зовётся Бланка

Хокана* - король Норвегии и Швеции

Шилсберье* - горы в окресностях Оребро

Рисбергского монастыря* - монастырь 13 века, развалины которого находятся в Нерке