June 24th, 2007

2.

...- нет, это не пьяный говор...да и сколько мы с тобой выпили? Ну по пять бутылок «Старуппса»*, разве это много?...Вот, отец мой бывало и по поллитра аквавита* принимал, и то ничего...а это не то что нынешняя водичка из «Системболагета»*, там градусов семдесят было, да ещё и утиным помётом фильтрованная...после этого, ещё и танцевать шёл, и знаешь что интересно, если никого из баб под рукой не было, так он, пальцами так прищёлкнет, каблуком по полу стукнет и Тума-Ингер* в его ладонях  оказывалась, красивая наверное была, хоть никто её и не видел, и по таким коленцам его вела, что если в риге или в доме сие было, то балки под кровлей в мышей летучих превращались, тьма пыльная сгущалась – только искры летели – ну знаешь наверное, эту историю про пожар в Глансхаммаре*, когда от пляски конюшня сгорела?...вот и я о том же...

Ну не в этом дело...говорю тебе, что не памятник это перед Рэттхусетом* стоит, я бы и сам не поверил, сказал бы что – допились до горячего...но не бывает ведь, чтобы двоим одно и то же видилось? Тебе и Гуннар подтвердить это сможет...

Идём мы значит с ним вечером, на улицах пусто уже, туман после дневного дождя от мостовой к фонарным перекладинам поднимается, в липовом цвете каплями стынет, от того и сладко-зябко становится, и в ушах щекотать начинает – бабка мне рассказывала, что это княгиня тролей болотных балуется – ну смешно ей, когда человек головой болтать из стороны в сторону начинает...

Потряс головой я, а от этого, ещё больше чесаться стало, но не так чтобы щекотно, а как-то с посвистом что-ли – да, думаю – не тролей дело то это, скорее уж какой-то большей нечести, а может и не нечести вовсе, а организм не в порядке...

Глянул я на Гуннара, а он стоит, чуть колышится, и лоб себе ладонью растирает, комара, говорит, прихлопнул, но странный комар то какой, через кость лобную в мозг влетел и жужжит там себе, крыльями хлопает, и говорит невнятно так, не по нашему вроде «р» произносит, на норвега или картофелееда датского похоже, а может и на немца шепелявого...

Стоим мы, качаемся, друг на друга пялимся, и вроде как без слов понимаем друг-друга, мысли от испуга читаем, а они бегут в буковки от рекламы неоновой складываются – «kom till oss»*...

Ну согласись, ведь не бывает так, чтобы двое одно и то же чувствовали...и до того нам страшно стало, что хоть ноги в руки бери, и беги на четырёх точках улепётывай, но туловища, как будто в землю вросли, и отяжелели, как конь ломовой на дороге глинянной...

И знаешь, головы одновременно к истукану бронзовому повернулись, и не поверишь, ухмыляется он так не по хорошему, а я его с детства сколько помню – всегда серьёзный был, топор одной пястью держит, а другую на рукоять меча положил. Тут же, губы у него разошлись, и ладони безоружные к нам протягивает, как будто мы дети малые, а он нас по макушкам погладить хочет...

И говорить стал, слова всё тихие такие, будто сказку рассказывает – о том что хоть и победил он короля Эрика*, но не сам сие сделал, а с помощью духов подземных, что ещё дед его в шкатулке хрустальной с гор Гарца* привёз, и что один из кобальтов сих, от смерти спасти его хотел, но отказался он, поскольку, за это, был бы он хвостом на верёвку, коими руду из шахт достают, до века нынешнего повязан, а не гоже мужу степенному таковым быть.

И ещё, малые эти, лицо его взять хотели, чтобы масок себе от копоти факелов рудокопов наделать, а ему то то и на руку было бы, ведь как без лица человека узнать?.. И от этого отказался он...но пообещали они, что раз он от сделки этой отказывается, то у других они себе образов наберут, а он, хоть и бронзовым со временем станет, обязан хвосты время от времени раздавать...сказал так, и умолк, бороду вверх поднял, застыл не мигая, а на нос ему, тут же воробей взьерошенный опустился и чирикать стал, первый луч солнца чувствуя...

Побрели мы с площади понурые, а вдруг с нами что случится – ведь боязно...

Домой пришёл, штаны у зеркала снял, а там, от конца спины хвост шевелится, я его ножницами то и отстриг, но нынче опять ростёт ce безобразие, прости уж – показывать не стану...

 

 

«Старуппса» -” Staruppsа” – один из сортов шведского пива, производится в Стокгольме

 аквавита* - шведский традиционный алкогольный напиток, раньше изготовлялся в деревнях и потреблялся в больших количествах (до начала правительственной антиалкогольной компании)

 «Системболагет»* - Systembolaget – сеть по продаже спиртных напитков в Швеции

Тума-Ингер* - Tomte-Inger (sv)-  пустая Ингер – один из мистических персонажей шведского фольклёра.

Глансхаммаре* - Glanshammar – одна из деревень в окрестностях Оребро, известна своей церковью ХVI века

Рэттхусетом* - Rätthuset (sv) – городская или земельная управа. Перед Рэттхусетом в Оребро стоит памятник Энгельбрехту

 «kom till oss»* - (sv) -  идите к нам

короля Эрика* - король Дании, Норвегии и Швеции, низложен в результате народных выступлений в 1436 году

гор Гарца* - предки Энгельбрехта, были выходцами из Германии, рудокопами