May 11th, 2007

КНИЖНЫЕ ЛЮБОВИ

1.

кокетка чуть-чуть поднимает край платья,

теребит завязки на стянутом туго корсете,

выпятив губки брюзжит, что на целом свете,

нет никого, кто мог бы подкравшись сзади,

так романтично - шлёпнуть по попке спелой.

рядом с ней, сопит джентельмен в манишке,

круглых очках, при трости, в выских крагах,

мотоциклетном шлеме – натужно-важный,

из тех - кто читаем в английских книжках

загадочно-странным, чопорным персонажем.

мимо, проходит франт – француз повадкой –

на макушке пижон, в зубах – окурок сигары,

два поцелуя воздушных – звучат фанфары,

джентельмен озабочен, кокетка зевает сладко –

«ах, была бы одна, так было бы всё в порядке.»

2.

усы распушены, котелок надвинут на брови,

клетчат двубортный пиджак, узкие брюки,

ноги на уровне плеч, в карманы опушены руки,

шёки землисты, нос длинны и цвета моркови,

на тонких губах улыбка – похоже от скуки,

чем от майского солнца в зените и окнах

с цветами герани, гардиной, качающей локон

мадонной картинной – скорее играющей в куклы,

чем ждущей вести от голубя, сына от Бога.

он, давно на неё обративший внимание, взором

снимает блузку, спускает бретельки от лифа -

«если я был бы Пан - она – несомненная нимфа,

мы долго бежали бы лесом, пригорками, полем,

и что-то кричали, но в ветре не слышали крика.»

3.

певец и певичка в обрамленьи кулис и рампы,
кудахчут и блеют - сопрано и оперный тенор,
дыша перегаром, на рук мановениях тремор,
глаза неподвижны - похожи на жабу и цаплю -
раздуты бока, движения - справа налево -
смешны, похотливы и могут быть поняты верно,
лишь после стакана гранёного огненной граппы.

поют о любви, о стрелах Амура, страданьях
разлуки и встречи, припев - повторенье печали,
скорее всего, упадут, закачавшись в финале,
в объятья Морфея, двухзадой, сплетённою парой,
шепча - "голоса наши, в неба хорале,
на лунной пластинке, играющей "Salve" i "Ave",
встречают влюблённых у створок отверзнутых рая."