February 26th, 2007

4.

"фея моя в галошах, реглане штопаном,
не сердись, принёс тебе, четыре горошины -

не прозрачные бусины - стеклянные головы -
Олоферна, Ирода, Крестителя, и от воина
под Ревелем павшего позапрошлой осенью,

сохрани их за Иверской чудотворной иконою -
по весне станут бабочки, выйдут из коконов.

помнишь? шли Итальянской, свернули на Невский,
оживали лужи - аккадские песни шествий
шептали, и с вывесок ржавых воды
пахли солью Сoдома, аптечной травою, йодом,

но увы, не лечили в лёгких рваные раны,
только выше и жиже этажей вырастали соты -
Марсельеза звучала на флейте и барабане."