September 15th, 2006

(no subject)

11.
ремесло басов и скрипичных ключей -
на органа шёпот настроить паству,
жезлом огненным нотный Мастер
горизонты нартекса, хора и стен
пролистнёт над ликийской башней,
и в алтарной клети железный стерх
отворит в длинном клюве камни
на которых Яхве чертил завет,
и подземное выло пламя.

капюшон пастор снимет с чела, числа,
ощущая тонзуры изнанкой тонкой,
как под полом церкви звенят ветра
собирая бабочек в медный кокон
и сочится солнце с отверстых ран.

(no subject)

12.
со вторым рассказом произошла странная трансформация - начинаясь воробьиным чириканьем, он заканчивался чмоканьем пасхального леденца с петушиной головой и выпуклыми полу-телами слившихся в экстатическом кружении камбал. Фами, сплетал его искусно - поскольку в нём не было слов, и все звуки ивовыми прутьями наполняли корзины поставленные на подставку между рамой и накренившимися стульями, создавая иллюзию движущейся процессии, во главе которой, полуголые официанты несли замурованные в кофейную гущу мумии жениха и невесты распластавшихся на лебединых крыльях и нежно гладящих простыни и пуховые одеяла под коленными впадинами поливавшего их винном чёрного атланта с руками из слоновой кости и кудрями раскрашенными цветными мелками и пылью толчёных рубинов.
легко можно было догадаться, что это - трагическая мистерия посвящённая недавним событиям, произошедшим в окрестностях озера Галилейского, в которой Серафим встретившись с Евсафием, пожелали испытать на прочность невинность Варсавии, пригласили трёх слонявшихся без дела погонщиков мулов, и нарядив их в бархат и парчу, заставили смотреть поочерёдно сквозь зажмуренный глаз на раздвинутые бёдра, из которых должна была заколоситься семиголовая Изида. Изида медлила...
Фами, теряя остатки терпения, отчаянно жестикулировал, вытягивал шею, заплетал и расплетал косы в раздувшихся до неприличия ноздрях...и наконец, испустив оранжевый пар из глаз, подпрыгнул, перевернулся в воздухе и застыл прикрывая ладонями воспалённую наготу щёк.