September 12th, 2006

(no subject)

7.
несмотря на плотную, шерстяную штопку и жестяные заклёпки, появлявшиеся между подбородком и щетиной под ноздрями, ему всё-таки удалось заговорить снова. "я должен рассказать вам про ещё не остывший свадебный пирог, про лебедей над Синайской пустыней, про то как из соломенных чучел появляются дети и наверное про притчи?...нет, нет, вы не подумайте -  он не просто спал, он распевал на разные лады - то арию монсеньора из оперы "призвание мавра", то шлягер про незадачливого охотника и ворона, то вдруг, ни с того, ни с сего разноголосицy клашаров под парижскими мостами. составить что либо внятное из всего этого, было под силу только двум дирижёрам - один из которых, задумчиво смотрел в пустую стену, второй, притворившись неразговорчивым попутчиком шелестел промасленной завтраком газетой, отщипывая от неё куски и отправляя скомканными посланиями стоптанным башмакам, многое повидавшим на своём веку, но сохранявшим тот неповторимый скрип кожи, который возможен только при напряжённом согласовании формы подошвы с содержанием высокой шнуровки.
одновременно, отчаянно жестикулируя, они стали переводить весь этот хаос в осмысленные пассажи, пробуя их на вкус, растягивая во времени и выкладывая на поверхность длинными дорогами расходящихся картинок."

(no subject)

8.
раздуваясь - смежаясь мехами аккордеона,
полу-егерь, полу - двуликий клоун
одну ногу ставит на мёртвый флюгер,
колпаки воротит по небу в угол
площадных фонтанов, где  в брызги веер
голубей бросает, и курит нервно
кладку трубки и дым из жерла
кос подвешенной к входу, в пекарню, девки -
верещит, смеётся, щекочет чувством
шардоне на серую мякоть устриц.


это в Эболи можно остаться сыном
непорочной, с плотником-пилигримом,
по реке уйти от царя в Египет,
или строить арочный призрак Рима
из песка сквозь пальцы тяжёлой нитью.