August 4th, 2006

(no subject)

3.
"если смелешь на мельнице облако,
то и снами напьёшься пенными,
для того и заката посохи
станут утра конями верными.

нити тонкие тянет пряслице,
саван вышит лесными травами,
на ячмень поливают маслицем,
коли смерть оказалась чарами.

чёрной рыбою кружит в омуте,
дочь холодная, речью зимнею,
серым вороном с ветви голоса
рассыпается в лики инея.

не зови кузнеца озёрного,
позабудь и про дружбу с жницами,
посмотри как дубы за Олофа
поменялись со мхам спинами.

не осталось ни звука в вервии,
заросли ладони крапивою,
от последнего следа к первому
рыжий вар изогнулся жилами.

вот и стал ты отныне Лоухи,
заклинания Лемпо ведьмою,
убаюкан осоки шорохом,
унесён Туонеллы бреднями."

(no subject)

4.
"выслушай нас дева Ойле, Веньямуйнена сестрица,
мы пришли к тебе с поклоном, попросить дремоту жёнам,
позабудем наши речи, позабудь и ты обиды,
не сердись на нас не умных, нам прости дурное слово -
не от разума большого, мы тебя глаголя в выях
звали - курица рябая - не желали зла на воду.

в год когда исчезла Сампо, мы искали виноватых,
побросали вёдра в прорубь, порубили в хворост лодки,
может только дочерь-щука нас везти теперь за Угор -
костяным крючком и в петли не дано ловить нам рыбу,
сети наши рваны ныне, на силках и в платьях дыры.
намечи икры нам Ойле, народи мечи стальные,
на погибель злому Киммо, и болотным жалам Лемпо.

помоги же дева Ойле, Веньямуйнена сестрица,
мы за то тебе заплатим - брагой свежею и мёдом,
берестяной жаждой крепкой, мясом лося и тюленя,
луно-зёрною пшеницей, рожью рыжего рассвета,
чечевицей чёрной ночи, и овса стрелою острой.
помоги нам снять заклятье - сон верни нам и дремоты -
скоро год как спать не можем - не сомкнуть усталых взоров.

если так пойдёт и дальше - сгинут земли Саари в море
под горючими слезами матерей и девок ладных,
что глаза не закрывают, и рыдают неустанно
над работою любою - будь то пряжа или жатва.
помоги же дева Ойле, Веньямуйнена сестрица,
на тебя одна надежда - не поможешь - сгинет Саари..."