June 8th, 2006

(no subject)

Пояснительное ПОСЛАНИЕ К КОРОЛЮ ФИЛИППУ IV

Милостивый Государь мой!
Пребывая ныне в монастыре Святого Иоанна Толедского, спешу сообщить Вам, что изыскания мои, по поводу причин мучающего Вас недуга завершились успехом.
Среди свитков, датируемых правлением халифа Ибрагима Али, нашёлся документ, написанный на гусиной коже, и озаглавленный - "Птенцы солнечного демона".
Ниже приведённый перевод, смею надеяться, дословно повторяет написанное, и поможет Вам открестить напасть...
" Да восславится имя Аллаха и пророка его Мохаммеда...
Я ничтожный червь, дерзнувший заглянуть за порог ночи и увидеть спящею матерь Солнца, пав перед нею ниц, вопрошал её о деяниях в первый день творения. И сказала Она -
"тысячи детей родились в миг отделения тьмы от света, и были Они Ангелами наречены, но один -запоздавший, вышел из чрева к полдню, и чёрен был лицом, и покрыт рыжим волосом тьмы блистающей, и имел вид воды колодезной проливающейся сквозь пальцы. За спиной его шелестели крылья звона синего, и голос видел он в клюве пепельном. И нарёк, Создатель, его - Вечно Жаждущий, Столп не Мира Сего, Соль Дремотная - Фолиаль - в звуке сплетённом буквою.
И в день второй - деления вод и суши, воспарил Фолиаль ища супругу себе по имени, и нашёл её там, где дно ручьём извивается, среди волн нисходящих под землю. Но была Она безвидна и немощна, неспособна к рождениям первенцев. Возвопил Вечно Жаждущий прося дать ей плоть - хоть и тленную.
И на третий день, при творении рыб и птиц парящих над землями - из оставшихся перьев, чешуи и клея кровяного - написал её - и любился с ней на четвёртый и пятый день.
И зачла она, и к седьмому дню - разрешилась от бремени - шестью птенцами в скорлупе серебряной...
И поныне ходят они за полднями - ищут жертву себе в безумие..."
И молил я, - "Матерь - как их вывести?"
Отвечала - "Дать им плоти обличье, но не Евы жены Адамовой, а Лилит, в пустыню ушедшею...и сгубить их танец играючи""...

(no subject)

изваяния в парке, имеют привычки мыши
подбирающей воздух на перепонки крыльев,
иногда, вырастая выше дворцовой крыши,
или падая в пруд скрипом ветвей остывших
(камышовый шорох, блюда с плодами лилий,
и закатный морок - розовых патин гримом
воскрешает память - Греции или Рима).

куст сирени гладит плечо Дианы,
Акмелон бежит сквозь цветные грозди,
и в объятьях каменного Приапа
увядает сорванной белой розой,
и над ним безликие плачут Парки
(то ли веря в Смерть, то ли чуя запах -
от ручья спешащего лунной кровью)...