March 8th, 2006

(no subject)

Язык не помещается во рту и пробует дотянуться до извилистой дороги торта, украшенного рубиновыми звёздами и пилигримами, танцующими к священному холму.
Не многие из них не соблазнятся бесстыдными куропатками в нежном ла пети, ожидающими вкуса губ под карминовой помадой - прикосновения дрожи вожделения на медовом соке с серебрянных колокольцев, стекающих на подбородки. Один - отличавшийся батистовым взглядом и бегом по сольной партии, спешит более других. Его длинные пальцы рассыпают миндаль и путаются в собственной наготе, не находя привычных изгибов на карамельном теле. Неужели он будет первым? неужели не откликнется Эху и не собьётся с ритма упав в кремовые кущи?
Приапа хмурится, поправляет локон и сдувает нежеланного гостя в винный уксус...

(no subject)

каучуковые калибри, перья бабочек из фольги,
на лиловых ланитах мушки и причёсаны корабли
Скоромуша волшебным гребнем,
сотни алых и жёлтых лент
сплетены для любви качелей,
и за дамой виней валет
увивается сердца стеблем.

бес седой тёмно-белым взглядом
сквозь ларнетный узор стекла,
оживляет холодный мрамор
статуй облачных по углам,
и в фиале гризалью пламя -
золотыми цветами зла...