February 27th, 2006

(no subject)

Фолиаль

Талые стены, истомой стеклянною пальцы,
Ангелы, листья, столетием сеть паутин,
Кружаться своды законом небесного танца,
Лица смывая потоками воска личин.

Донна?.. Моей королева болезни?
Смейтесь синьоры, играйте заученный фарс,
Трона ступени спускаются к огненной бездне,
Где и шуты обретают на золоте фас...

Плоти клубок расплетается в нить Ареадны,
Белая нежность, дыхание гуще смолы,
Лай скрипача, обрываются струны надсадно,
Сны воскрешая на крыльях хрустальной пчелы.

Кровли, тюльпаны, приправленный мятою ветер,
Каменный росчерк по солнца пергаменту рук...
С башни удары – на первый откликнулся третий,
Жизни на шее пеньковый сжимается круг.

Зеркало?... Это корона моя ли?...
Стража! Уймите! Скорее уймите собак!
Знаю... Смеётся - полуденный дух Фолиаля,
Лунными каплями клонится солнечный злак!

Стен перекрестья, до звона стеклянные пальцы,
Падают ангелы листьями в сеть паутин,
Своды не выпустят, в вечном безумии танца,
Лица, сокрытые воском предсмертных личин...

Ты - не ты – я - не я,
Шут – обличье короля -
Взвиться в воздух, падать вниз,
Жизнь, снежинкою кружись,
Над прохладой Сьер Невады,
Над Пречистой Девы садом,
Над узором звездных кружев,
Над небесной бездны стужей...
Жалит жаром вечный овод,
Хоровод снежинку ловит,
Тает каплями, стекая,
Теней тусклых, тонких стая –
Сотни масок, слезы воска,
На ледовом ложе жестко,
Жизнь желать женой невесту,
В горнем мире духу тесно...

Эй, урод!.. Не урод ли я сам?..
Отраженье на пядь подрезает корону
И стекает песком по песочным часам,
Откликаясь в груди колокольному звону –
Звонче звонницы звездной на ржавой заре,
Мелче медной монеты, чеканеной в профиль,
Червоточеной черною на кожуре,
Черепицей разбитою солнечных кровель...
Ах костры! Не на вас ли закорчиться кровь
Эликсира бессмертия душным угаром,
Ликом бледного неба рождаются вновь
Королева, инфанта, полудни, кошмары,
Голоса наготы, гоготание ног,
Под лопатками готикой перья гусыни,
Серебристого овена ветренный рог,
Тишина глухоты, под ресницами иней...

Или я – не король? Отвечайте же, псы!
Отвечаю себе, окруженный собою -
Эти своды качают забвения весы,
То крича в пустоту, то от ужаса воя!-

Ты, не ты – я, не я,
Шут – обличье короля,
Взвиться в воздух, падать вниз,
Жизнь, снежинкою кружись,
Над прохладой Сьер Невады,
Над Пречистой Девы садом,
Над узором звездных кружев,
Над небесной бездны стужей...
Жалит жаром вечный овод,
Хоровод снежинку ловит,
Тает каплями, стекая,
Теней тусклых, тонких стая –
Сотни масок, слезы воска,
На ледовом ложе жестко,
Жизнь желать женой невесту,
В горнем мире духу тесно...

Умираю! Спасите! Мне холодно... Стикс...
Тише, тише, затихнет стихающий пепел,
Утекает по капле меж стонами Сфинкс
И рождается Феникс безумием светел.

1990

(no subject)

гoндольер отталкивается шестом от наста,
шейным платком утирает серебряный лоб,
по ручью к каналу - от маски к маске -
лебедь, саван смерти, испанский дон -
на коне деревянном, с мавританской саблей,
(арабески хохотом в болеро -
и свирелью - медленно, пасторально -
"перенеи утром - волос руно,
и живот есьмь ворох пшеницы спелой...")
карнавала зеркало - иже зелье.

Мельхедес садится в гондолу. ветер -
расплетаeт косы из струн ребра,
скинув саван, смеется царевна-лебедь
пред зарёй отверстых Христовых ран...