January 27th, 2006

(no subject)

2.
литавры сменяют трещётки, иерихонские трубы.
князья до земли, подбирая песок в пoрфиры,
кимвал караван за гробом ковчега утварь
несёт следом солнца - играя - безумный Илия
по полю коней и солдат на контрастах фигуры
ведёт через рай на серую клетчатость утра,
и варятся краски в зеркальном куранта горниле.

не выживут белые, чёрные выберут змея,
за сладкие ягоды, тонкие звуки вокала,
и рыжую гриву из струн замолчавшей кантелы,
одежд седину и в камни падения раны
изгибом петли от полёта уставшего тела
"сей первым рождён, но стал пред очами последним -
на брег набегающей волн говорливою пеной..."

(no subject)

сорок слепцов цокотом каблуков, цугом,
переулками, к задним дворам, перепутьям троп,
по бумаге скрипит оставаясь штрихами уголь,
через щепоть перстов возводя от дыханья дрожь
на затылки, к шляп островерхим тульям,
и царапает чёрный, сухим наважденьем дождь
взгляды внутрь и на плечи углами руки.

первый споткнётся, второй потеряет счёт
ритма шага, шелеста чётких линий,
плащ опутает ноги, свивая крысиный хвост,
и гримаса страха слепком белёсым грима
повторит неслышно эхом беззубым - "чёрт",
на губах застынет росчерк немого крика,
завершив паденье на сорок нот...