January 15th, 2006

(no subject)

Верхом на помеле, измазав тело сажей,
Лишь только тронет ночь дыхание серых крыш,
Рассматривает тень на зеркале бумажном,
И лижет ей плечо на задних лапках мышь.

Связав пучком косу и причесав ресницы
На нитях паутин теряя пальцев счёт,
Хранит язык свечи в луче вязальной спицы
И пробует на вкус в аптечной склянке йод.

Качает, спеленав, смолистое полено,
Под вытеги мотив воркует и поёт
И в ритме сквозняка дрожит, скрипя колено,
И бисером блестит по лбу и носу пот.

Другие уж давно лететь спешат на шабаш,
У этой же пока не скиснет кровь в вино
Готовы с чёрных уст пролиться капли яда,
Узором отравив прозрачное окно.

Не далее как днём она была пригожей,
У печки из огня вязала дымный шарф,
Но только темнота полезла из прихожей,
С неё стянул чулки и юбку дверцей шкаф.

И вот обнажена, листая в листьях лица,
На слизанном плече поглаживая мышь,
Связав пучком косу и расчесав ресницы,
Роняет блеском снег в дыханье серых крыш.