October 31st, 2005

(no subject)

Похороны не-рождённого Бога

Первые упоминания о существовании этих необычных растений, мы можем найти в апокрифических евангелиях.
Вот, что пишет Симеон Трипольский: "...и явлено было по слову Господа Нашего древо
медное с листьями словесными, звенящими как щиты у воинов перед битвою, а корни свои заплетающие кольцами огненными, в которых смерти блудниц и пение львов пустынных в числах скрижалей каменных. И убоялся первосвященник древа сего, и вопрошал Учителя: " не по замыслу Бога сие дерево выросло, не светлым образом его увенчано, или Ты, на пути Его встав себе место готовишь образом мазанным?" На сие отвечал Мессия, персты сложив щепотью малою, каплей крови сердечною: " Неисповедимы пути сока вешнего, и не знаешь ты и никто другой, что проклюнется из зерна - то ли пшеница символом лона женского, то ли гроздь грудью пьянящая, то ли в иглах железных панцирь Морока..."
Следующее относимое к разряду фантастических небылиц появилось при Марокканском Халифате тысячелетие спустя...До сих пор неизвестно, истинным ли является свиток найденный в Альгамбре, или подделкой более позднего времени, но несомненно - Аслан Ибн Моххамед, слывший в то время искуснейшим садовником, хранил на груди мешочек с семенами, и в каждой возводимой мечети падало из его ладони зерно, прораставшее в ажурный минарет, коий не может возвести рука человеческая...Что же касается свитка, то арабская вязь, перемежающаяся арамейскими числительными гласит: " не дождём числа из десницы Аллаха политое на восходе царства Междуречного росло древо райское от гиены к оку всевидящему, и на листьях его перламутром пророка слова трепетали. Но тогда, не родился ещё Пророк, и деяния его в камне Каабы зрели и от чёрной прозрачности их, глохли птицы, и падали в море жемчугом стать..."
Лорд Кэмпбол, посетивший резиденцию Великих Моголов в 1837 году, получил в подарок глиняную ветвь - с извилистой корой и сердцевиной из золото-алмазного сплава. поскольку лорд был человеком в высшей степени любопытным, то сие приобретение он попытался постичь с помощью сакральных текстов Рамаяны, однако ответ лежащий казалось бы на поверхности в строках: "...из обезьяньего города, где храмы сплелись лианами, и уста целовались без устали, принёс ветвь я тебе, о повелитель Буйволов. коли ветвь от древа глиняного золотом и каменьями вызреет, будет праздник рождения Нового Бога, к просветлению пришедшего Слово отринув, как листья опавшие...", не был постигнут им, ибо он, будучи воспитан в традициях англиканской веры, всё отринутое видел лишь как основание Церкви и соответственно, человеческого долженствования.
По прошествии нескольких лет, Ветвь, была передана вдовствующей императрице Марии Фёдоровне, для украшения Георгиевского Храма в Царском Селе...
Большевистский комиссар Лившиц, при конфискации ценностей из этой церкви, в полутьме сводов не мог увидеть сердцевины, и Ветвь, как не представляющая ценности была погребена под грудой сбитой винтовочными выстрелами штукатурки...