October 27th, 2005

(no subject)

7.

голос за сценой:

шаг олово, два поворот за веером,
три на четыре - строчка из нотной грамоты,
тактом под локоть, позы минорно медленны -
омутом, ряскою, скрипкой прильнувшей к гравию
бархата плеч, и щека неизменно паузой,
ключ на басы и омляут на шее родинкой,
стрелки ветвей по сангине спешащих на зиму
каменным гостем, розой вплетённой в волосы.
кружево петлями - вместе висеть оскоминой,
голой простудой, ангельских труб излучиной,
слышите? щепотью кто то ударил в колокол
гнёзд воронья под сырого заката сучьями...

он:

нежить живёт за углом, скрипит по дорожкам, студит
босые ступни...горло (если его расцарапать терновым венком)
будет саднить...жирным рисунком простуды...
лужи по облаку - бабочкой позднею пишут число...

она:

топ притопа, лузг прихлопа,
шаг назад и пол вперёд,
полукруг ногой и попой,
за партнёром поворот...

он:

так танцует только чета лилипутов бумажных
(он хромоногий - травмирован скрепкой и клеем,
она легка и воздушна, исписана буквенной вязью,
поскольку когда то была для чистописанья примером).
па - придумали в Пале-Рояле инфанте,
но давно позабыли - кринолины вышли из моды,
и теперь фантазируя на искизы старого платья
клеят карликов с лицами дам и вольтов из колоды...

она:

руки в боки, пятки вместе,
подбородком в такт кивок,
вздрогнуть грудью под корсетом
взгляд с прищюром искосок...

он:

магия - это когда возьмут например оливку,
жареную на снежном узоре и хмуром утре,
мелко нарежут, смешают на струнах скрипки
и подадут как закуску к тёплой микстуре.
говорят, так лечат боли желанья странствий,
но если чуть-чуть добавить гречичной крошки,
получится осень - лучше любой отравы,
от него то, собственно, всякая нежить ожить и может...

(no subject)

8.

голос за сценой:

дождь вымывает лишние слова...
остатки лабиринта, куст сирени,
под чёрным, неживым полителеном,
и стриженая ёжиком трава
срисована в пунктир протяжным мелом,
и ооблаков тугие жернова
скрипят картонной жухлостью незрело.
откуда то, (наверное из скал)
аккорды фортепьяно - Муди Вотерс
блюзует капли по тугой оскал,
и соль жены рассыпавшейся Лота
речитативом к кронам, будет жаль
за два шага оставшееся время,
гранитной крошкой, рифмою к корням,
в которых неизменен календарь
причудливо изогнутым коленом...
невольно ждёшь...как чёткий механизм
перебираешь складки, пальцы... зубы
стучат от дрожи...простенький мотив
уходит в никуда, свернув за угол
дорожки со скамейкой перед дубом
и ретуши к воде прильнувших ив...

она:

гадай, не гадай, он всё равно из бронзы,
и злой постамент не допустит души порыва
потуже связав почерневший и мокрый воздух
с лодыжками, платьем и патиной что курсивом
от губ и до ворота, дальше на складки, руки...
заполнив границы и душу седым отваром,
замрёт неподвижно, слезу уронив от скуки...
а может?...не может морось развеять чары...