October 20th, 2005

(no subject)

2.
голос за сценой:

всё вымерло давно до рождества,
водою переполнен шелест тропок,
мотив меняет шёпотом слова
на тишины застывшей тёмной охрой
пюпитр и опавший нотный лист,
на небе перепутав верх и низ
к хоралу скрипок альты и валторны
намокших перьев ангельского сoнма
и времени бессмысленный каприз -
из прошлого до будущего соло...

побирушка:

очнись...холодный...может помер?
нет, вроде руки над струной
какой то фокус в щепоть строят...
а может он глухо-немой?..
нет, вроде пел про плеск волной...
одет как будто с маскарада -
на шее бант...парик с косой,
кафтана в пуговицах фалды
и из узорных кружев рой
манжетами бегут на пальцы...
была бы помоложе - в глянце -
увидела бы образ сей -
влюбилась бы без слов - ей-ей...

музыкант открывает глаза, озирается по сторонам:

где я?..как зябко...кто ты старуха?
куда делись люди? Отто! Корнель!
...наверно опять напроказничал Юхан,
открыв в неизвестное тиглями дверь...

побирушка:

какая тебе я старуха?! мне сорок
и то не исполнилось до ноября...
под глазом фингал - так то Гюнтер придурок -
ему голоса что то вечно бубнят...
а сам то ты кто? из драматена что ли?
когда то смотрела там всякие роли...
Лир...этот...- Тарковский...про съёмку кино...

музыкант

всё чуждо и странно - меж явью и сном...