May 3rd, 2005

(no subject)

Cлышали ели гусли
Собирались стаей ,летели
Поклониться белою солью
Гусаку-Волоху осоки.

Осыпала осень болота
Берестой и долгою седью,
Не причалили челны из лета,
Не дарили кожици жабьей
Ни ольхе ,ни осине,ни дубу.

Заклинала рябая пламя,
Говорила варевом ряски,
Про росу и гранит картавый,
Молотьбу молодой соломы.

Голоса потеряли птици,
Истекли на рябую потом
Оставляя лица и листья
На корнях и кронах меж жилок.

И лишь ели услышали гусли
Собрались стаей ,полетели
Поклониться белою солью
Гусаку-Волоху осоки,
Умоляли покликать лето .

(no subject)

базальт трёхпалого ломал резец и звон
на туфлях шпор, по мостовой чирками
чертил архитектуру - двор, дворец, собор,
готический портрет из риз багета рамы.

она спала двускатной строчкой крыш,
вязала шарф шафран свивая охрой,
и слушала, как маятник шары
катает в шестерёнках через хохот.

неосторожная! сквозь жалюзи желтком
пролилось солнце (образ кавалера),
точёный лик и глас "ты есмь ребро",
и серой пудрой запах жжёной серы...