February 23rd, 2005

(no subject)

алкаем ложь. ты будешь поп пшена
я ложкой риса пагодною горкой
и Богом смеха медная пчела
перетворит китайских специй полог
в династии фарфоров чин чернил
нечаянным крахмалом по конверту
без адреса без вёсел и кормил
на клавишном пасьянсе жёлто-нервно
увиливай виляй хвостом лисы
лоснясь от жира сучьей неповадкой
на винном плюсе полые весы
дорогой рек раскидывают карты
к горе где Будда выбирал зверей
полиграфичность пробуя на пальцах
где в мандарина чёрствой кожуре
читают сны считалочные старцы
по междометиям...

(no subject)

рим кончается елью, заснеженным склоном откоса,
карим углем сквозь пар, пергаментной дохой и дулом,
воем пил и похлёбкой похожей на двери за воздух
где воронка от взрыва глотается ложкой микстуры.
для чего этот крест? для чего восемь писем за китель?
для чего из стихов немота изменяется в профиль?
не лемурии, нет, кильских улиц двускатные крылья
по бессмысленным льнам истекают и кружат по крови.
Йоган, Отто и Йон, волжских волн серебрёные скулы,
за заглохший мотор, за бинокль где близятся орды,
то ли пуль - то ли пчёл выбираясь из жаркого улья
в деревянный озноб первородного хрипа из горла.
не хочу вспоминать - тишина через смерти ворота
входит волосом стрелки рифмуя глаза зеркалами -
"капитан..." и затих, это всё что осталось от роты,
собирать - не собрать если время разбрасывать камни...