January 21st, 2005

(no subject)

Тонкий, мокрый песок на ледяную корку
камня - недаром дул север в четыре лика,
(каждое было днём), Голос открывший створки
не напоив убил - нам не понять, что игры
Бога всегда число, или газетный ворох
с перемеженьем дат от Рождества до Пасхи,
"Где язык твой Иезикия? Комом ветра из горла
оправдан Каин потом трудов, и наказан Авель"...

Тяжело дыша, подскользнувшись, уходит осень,
колокола звонят наполняя ступени храмов
птицами (воробей более грешен склеванным просом,
чем староста или пастор с алтарным ключом в кармане),
прихожане, не торопятся оторваться от круасанов с кофе.

(no subject)

От времени останется псалом
на зуммере из трубки телефонной
и скрип уключин, длинное весло
минутной стрелки. Измеренья Ноя
по прежнему уходят в глубину
(ковчегу не доплыть до Арарата)-
капели струи снова на кону,
и талости бессмысленные карты
пророчат лживо скорую весну.

Ещё один с пера сорвётся штрих
без ясной формы в волны Водолея,
каноном ветра пряча фонари
под сводами в готических аллеях,
где рыбьи тени сердца вяжут ритм...