wulfokot (wulfokot) wrote,
wulfokot
wulfokot

Корабль Лукиана

1.

под полом волны, к корме приросла трава
мы смотрим yгрюмo на палубный карнавал -
бизань и бушприт целуются носом на нос,
и платья дремучи, и кто то сухим веслом
копает колодец - откуда идущий врозь
печатает пушки, пистоли, и шкипера трость
по спинам, по склонам, по бочкам рабов -
он стонет, он стынет и губы чертой любовь
подводят помадой на нижний и верхний горб.

мы начали танец, корнями крестя песок,
мы пробуем руки растущие в стебле ног,
и ягоды в волосы - через ресницы дрожь
вином отжимает в короне терновой дож -
"вы зёрна на тернии, света в пригоршне соль."

2.

прокуратор шагает штангель-циркулем через реи
отмеряет отрез на флаг, жесть на латы лап скарабея,
воду белую пьёт из мозельского, читает свитки,
прячет голову в панцирь и след на листе улитки
оставляет за пальцем - там где описан север.

этот борт плывёт в Галилею, иначе к свадьбе,
но увы, пунктир не верен и круглые дыры в карте
треугольным взглядом с гипотенузы в катет
отцветают жёлтым шаром соцветия мать-и-мачех -
"не твоя вина, но скисло вино се, рабе..."

ватерлиния глубже качелей весов в зените,
чайки строят дворец и кричат о судьбе на Крите
для Петра, Иоанна, Андрея и прочих в трюме
окольцованных цепью в руке золотой Сатурна...

3.
клянча склянки поёт под коленом петух,
о рождении гермо-марине-манон-фродиты,
и фанфары гудят, и волос догорелый куст
по стерне запряжённого в лемех пиита
подгоняет хлыстом виноградной лозы -
на пергаменте литеры серой золы
вырезая с лица безопасною бритвой.

это хистеро-пасха - химеры хребет
под канатом крылом деревянного шершня,
выдувает из амфоры зюйд через вест,
шестерёнками, поршнем, колёсною песней
оставляя на пашне зияющий след,
с зимним аистом, свистом кометы,
и венцaми Улиса невесты...

4.
кованый клюв Омона и жало в хвосте Арго,
колко целуются, шепчут или считают астры
в парусных сходнях на кемерийский холст
(там - Иордан и Фивы вышиты в листья пальмы
савской принцессы - кровля, карниз, балкон,
на балюстраде лепка, выше - слепые маски
ярла Давида дочери и Соломон -
стёрты черты - между тельцом и шаром
облик Юдифи, Олофа и Ваала...)

пенится уголь, пляшет кормы юла
ливнем стрекоз, львиным и волчьим зевом,
масло шипит в бутонах, с нёба глотая пар
в вены ветвей, чёрствой пустыни чрево -
"что это?", "линий в тарок игра..."

5.
гуттаперчевый мальчик на мачте маковкой
качается в такт движениям бёдер боцмана,
из арапов он, по роже улыбкой зарево -
чайкой кричит и руки разводит в стороны,
обнимая Эрота колчан и венки лавровые -
на корнях за килем, кормы оловянный колокол,
и клешни, что клацают по полукружиям раковин.

похвала любви пахлавой и щербетом в трещинах,
средиземный полдник уснул похотливой позою,
"на Итаку курс, не причалим сегодня вечером,
ибо милый мим не кривляется нынче в воздухе,
нарядился в жертву, и скачет козликом
по горбатым склонам, по дряблой Венеры осени,
и скрипит в Борее трухлявым Приапа деревом..." 

6.
тонут корки ангелов
в хлебном мякише плоти,
девы присной статую
корабельный стругает плотник,
по шершавой коже проводит руки стамеской,
"не застрянет Харона кость
на причинном месте!"

у апостолов нынче праздник -
Савл женится на Иуде -
две Марии и Марфа гремят посудой,
Анна чешет пятки, считает утварь -
"се приданное - бывшие сны и люди -
из колоний - там где растут алмазы
и луне возносит молитвы паства!"

7.
резкость фресок неразличима в качке
плача чрева этажных качелей палуб -
плащаницу стирают библейские прачки,
под иглой гравёра вощёный валик
содрогается музыкой рыб и рака,
водолея в зеве зевотном мальвы
часовые тени ведя под арку -
трёх триумфов - первый в венце лавровом,
на втором и третьем - слепые совы
и в унылых позах застыли Парки.

Лукиан цедит по элински рислинг,
посыпает толчёным рубином ногти,
иудейский раб по свитку читает Числа
и грызёт засохшего хлеба ломоть...

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments