Поучения евнуха

Плети, завирай историю, длинною в ночь,
Обнажённая, на коленях, перед султаном,
Не забывая погладить машинку, лизнуть лобок,
Посмотреть в глаза преданно, виляя задом.

Пусть, в словах твоих, будет проворный плут,
Ублажающий вдовушку, под шатром из юбок,
И народ вопрошающий - отчего это паранджу,
Сотрясают стоны, охи, ахи, и страсти звуки?

И ещё, сорок разбойников и мальчик Али-Баба,
Джин, заточённый, в патиной тронутой, лампе,
И бредущий в пустыне, свадебный караван,
За принцессой Будур, себя ласкающей, в башне.

Не спеши с окончанием, эпилог оставь на потом,
До свидания часа, себя умащая душистым маслом,
Распусти, волос золотых, по нежным плечам - руно,
Наготу прикрыв, прозрачной парчи вуалью...

Английская картинка

Леди, делает мимикой, удивление -
Округляет ротик, дугой изгибает брови,
Через миг недовольство - порхая с веера,
Переходит тенями, морщить точёный носик.

Ах, всему причиной - слуга-старикашка,
Что с поклоном низким, испортил воздух,
Подавая в Файф-о-клок, с неизменным чаем,
Сахар, сливки, джем, бисквит пирожных.

Он смущён, конечно, рукой морщинистой,
Прикрывает под фалдами фрака, брюки,
Удалиться пытается, пятясь быстро,
Из солона господского, в дверь, на кухню,
Спотыкается, извиняется за неловкости,
Наклонив со вспотевшей плешью, голову...

(no subject)

Хочешь, пройдусь на руках по улице,
Тросточку вертя-крутя меж ботинками,
Корча рожи в зеркальных лужицах,
Растопив зимней скуки изморозь?

Чуть подняв подол твоей юбки длинной,
Щекоча глазами лодыжки тонкие,
Воробьиным гвалтом, смешных чириканий,
Опьяню, весенних туманов воздухом.

А потом, расскажу о тебе историю -
То что было, не было, будет или же? -
Мы из пальцев касаний, построим мостики,
Назовём друг-друга похожим именем...

Полетим над дымоходами, кровлями -
Из начала мартовских дней - любовники...

Mossa

«Это письмо, последнее, к тебе, Пьеро.
Я ухожу с богатым, толстым поклонником.
Там, на дне конверта, найдёшь кольцо,
То, что мне подарил, при нашей помолвке.

Вижу, как грим течёт по твоим щекам,
Рот искривляется дрожью, опущены веки,
Знаю, стилет достанешь из рукава...
Милый, прошу, только, не надо истерик.

Наши с тобою песни, спеты уже давно,
Мне надоела, увы, балаганная бедность.
Платье со стразами, туфельки и венок,
Я оставляю, новой партнёрше, в гримерке.

Мне же, обещана сладкая, райская жизнь,
Синематограф, шампанское и бриллианты...
Нас с ним везёт, с шофёром автомобиль,
В старый шато, за раскидистым парком...

Вообщем, прощай, без возвращений на бис,
Встреч не ищи, и лучше - забудь моё имя,,,
Сказка закончена - страсти, ревнивой любви...
Нежно целую, без слёз...твоя, Арлекина.»

(no subject)

У печной трубы, на черепичной, замшелой крыше,
В самом обычном квартале, на улице узкой, длинной,
Над чердаком, где живут привидений летучие мыши,
Я построил домик, из ненужных вещей, старинных -

Из печатных машинок, патефонов, примусов - стены,
Из аптечных склянок, винных бутылок - цветные окна,
Потолок - из винила пластинок, дагерротипов сплетений,
И столешницы, дверцы комодов, обрывки обоев - полом.

Ах, пришлось на руки, наклеить тысячу писчих перьев,
И корсет фюзеляжа, к пиджаку, приладить на спину,
Чтобы, впредь избегать вопросов, от нудных соседей,
Почему, зачем, от кого - забрался в такие выси...

Вот, сижу на краю карниза, болтаю от счастья ногами,
И внизу, считаю прохожих точки, запятые велосипедов,
Буквы автомобилей...и слогаю, рифмуя, простые фразы,
Голубей, ожидая в гости, что прилетят к обеду...

(no subject)

Подавали ужин. На тарелках - ботинки, зонтики,
Рубашки, кальсоны, пальто, и десертом - галстуки,
Гости, с жадностью ели, гремели гибкими ложками -
Какофонию вальсов, симфоний, маршей, джаза.

Запивали - шестерёнок, пружин, кружевными винами,
Из глубоких чаш часов, растущих на стрелках пальцев,
И клубились вверх, обрываясь-связавшись ниточки,
К кукловода манжетам, крестообразным вагам.

И плясала мебель - столы, обнявшись со стульями,
Выдавая коленца, в чулках на подвязках, ножками,
Или тысячи вилок, в перчатках, жужжали пулями,
Над стеклянным носом, задувающим тени - ножиком,
В двойников дожде, от изнанки картины, до лаковых -
Разноцветной подсветкой, мигающих звёзд и лампочек...

(no subject)

У неё, была фантазия - о мальчиках с опахалами,
Молоком наполненном, бассейне мраморном,
О себе, обнажённой, в мерцании света факелов,
Под хаммама куполом, у Босфора, в гареме султана.

О служанках покорных, несущих блюда лукума,
Об угодливом евнухе, чернее беззвёздной ночи -
Круглолицем, кудрявом, в улыбке скалящим зубы,
С располневшим телом, животом обвисшим на ноги.

Он, конечно, влюблён в её прелести, не прикрытые,
Непристойно пялится, дрожа жировыми складками,
Возле пяток топчется, и шепчет, чуть слышно, тихо, -
«Никогда не станет, моей, одалиска желанная...»

А она, бесстыже, чуть прикрыв глаза, с поволоками,
Поцелуй воздушный, положив на ладошку нежную,
Уголками рта изящного, улыбнётся слегка, с зевотой,
Подарив на миг, невозможной любви надежду...

(no subject)

Мадам звонит в колокольчик - месье Лотрек - посетителем,
Скрипит по ковровой лестнице, углы задевая мольбертом,
Спущу панталоны с кружевом, бретельки ослаблю на лифчике,
Дымя, в мундштуке сигареткой, чуть-чуть приоткрою дверцу.

Тряхну, под гарсона причёской, с неровными рыжими прядями,
По млечной, веснушчатой коже, ведя под пупком - ладошкой,
Ах, как соблазнительны линии, углём крошась по бумаге,
Войдите...пожалуйте ближе...не надо стесняться...что же Вы?

А он, близоруко пялится, на прелости чуть прикрытые,
Ласкает - меня ли? Образ ли? Пастельно - штришок к штришку,
Сангиной соски набухшие, краплак - завитки подмышками,
Белила в чулки с подвязками, пыль-розовость в наготу...

Останусь наброском ветреным, увы, уж не первой свежести -
Морщины в улыбке - на личике, мягка и обвисла грудь...
Кокетливо, подбородок вверх, чуть-чуть - движение плечиком, -
«На кассе, сеанс оплатите - три франка, четыре су...»

(no subject)

На вокзал приходят пароходы в тапочках,
Поезда - в ботинках, сапогах, калошах,
Пассажиров-клонов - Чарли Чаплина,
В котелках, с усами и при тросточках,
Выпуская на перрон, гулять под арками,
Подышать железным, липким воздухом,
Мельтешить ногами, степа поступью...

Прибегают самолёты, в шляпках, туфельках -
Лакированных и узких, с инкрустацией,
Поднимая до чулок подвязок - юбки,
И сто тридцать копий Милдред Харрис,
То стесняясь, то с кокетством незатейливым,
Пряча лица за ладони, пальцы веером,
Начинают Линди-хоп прыгучий танец...

(no subject)

Пёс, с хозяйкой молодой, на поводке...
Ай-яй-яй! Глупа и непослушна!
То в витринах смотрит - дребедень,
То болтает, ни о чём, с подружкой!

У него, собачьих дел невпроворот -
Столб отметить, гавкнуть на прохожих,
Облизнуть, зевая мокрый нос,
Порычать, перед бегущей кошкой.

Вон, болонка, тянет старичка,
Оба, семенят по лужам мелким,
Взгляд в их сторону, бросая невзначай,
Тявкнуть, повиляв хвоста колечком...

Ах-ах-ах! Ведь мог бы быть роман -
Бег кругами, взвизгивая счастьем...
Но увы, сегодня - не судьба...-
Для веселых игр, собачьей свадьбы...

Несвободой, шлейка давит грудь,
Разводя, вдоль улицы навечно...
Обернуться, в стойке, на углу,
Поскулив на спешку человечью...