(no subject)

Сегодня, в небе, парили тётеньки толстые,
Неся в корзинах - выводки деток пухленьких,
В завивках химических, с жидкими волосёнками,
Помадой красной, подкрасив сердечками - губки.

Их сарафаны и платья, стоптанных туфель лодочки,
Стеклянные бусы, на шеях коротких, морщинистых,
Блестели ярко, под светом, круглого солнышка,
На стиранной сини, давно уже, блекло выцветшей.

За ними, по крышам, ботинок тяжёлым топотом,
Бежали худые дяденьки, дуя - в свистки и дудочки,
Гримасы строили - красными, злыми рожами,
Одеты в кепочки, майки, и с пузырями брючки.

А следом, хвосты подняв, земли не касаясь лапами -
Собаки и кошки, скользили, как в невесомости,
Пугая пернатых, вальяжно гуляющих стаи,
В тенистых и тихих, сиренью цветущих двориках.

(no subject)

«Не подскажете ли, как дойти пешком до Луны?»,
Человечек в скафандре, пристает к прохожим -
Пожимают плечами, иногда, роняют - «увы...», -
Покрутив у виска, или скорчив брезгливо рожу...

Неуёмный...пытаясь шагнуть, подпрыгнуть вверх,
На руках растопырив - шестнадцать пальцев,
Разрежённым гелием, наполнив прозрачный шлем,
Раздуваясь - огромным, воздушным шаром... -
Поднимается над тротуаром, сантиметров на пять,
Меж антенных усиков, возникают синие искры, -

«Я - четырнадцать-сорок, выхожу на связь,
На подмогу, пришлите семь межпланетных дисков!
Здесь, увы потерялся, не знаю координат...
...в полушарии северном...город...планета Земля...»

(no subject)


Из горошины выкатившейся,сморщенной,
Рожки вылезли, не мигая глазёнки жёлтые,
Смотрят оторопью, осторожно, со скатерти,
Обретая тельце - худосочное, жалкое...

Начинает блеять, мекать, одежонку на выворот,
Из потерянных крошек хлебных, шерстистую,
На себя напялив, удлиняется сумерек тенями,
Скачет, цокает копытцами под коленями...

А потом, растопырившись, на пол, с грохотом,
Наклоняя на четыре стороны света голову -
Щёлк зубами, с эхом гулким, протяжно, дрожью,
Дымом смрадным, в горнице портя воздух,
Шепелявя шамкает, - «непослушным деткам,
Я принёс в пригоршне, два уголька из печки...»

(no subject)

Ляд на лад, топ, притоп, козью шкуру навыворот,
Люди добрые, гляньте, у ворот, на ходулях-копытцах,
Со звезды на шесте, на снег, сыпет искрами,
Ангел падший, в маске соломенной, птичьей.

Не его ли, кузнец, щипцами хватал за шиворот?
Крестил молотом? Опускал в купель проруби?
Посылал в преисподнюю, за новыми черевичками,
Для озябших, усталых, ноженек Богородицы?

Ей бежать, платом синим, со младенцем, укутанной,
Мужем заботливым, нежно за плечи, обнятой,
До страны, за пустыней, от воинов Ирода,
Ветру зимнему, шагом каждым, верша поклоны.

Хлоп ладошами, пар со рта, пьём-поём голосисто,
Сажей мазаны, гремим пустыми корзинками,
Выходите, встречайте, ряженых-королей египетских,
Завершив колядку, припляшем вприпрыжку сызнова...

Прогулка

Путешествие начинается от открытой двери,
На которой сидят разноцветные звери -
Волки, лисы, медведи, зайцы и мыши,
И дракон трёхголовый - крылат, огнедышащ,
Что читает, взяв в лапы, с картинками книжку.

По тропинке из рельсов и шпал ветвистых,
В лабиринт удаляясь, шагая быстро,
Имитируя звуки гудков паровозных,
Отбивая чечётку и азбуку Морзе,
Наблюдая, как стены, становятся ниже.

Выходя, на колонн и фонтанов площадь,
С императора статуей, дЕржащей лошадь,
На могучей, под шарфиком, шее-колоде,
В окружении бронзовых нимф козлоногих,
Принимающих вычурно-странные позы.

Увлекаем движением толп проходящих,
В переулки - рядами стоящих масок -
У которых глаза - стеклянны, витринны,
Рты распахнуты настежь, для входа открыты,
Изрыгая одежду, утварь и яства.

Дальше, через мосты, над провалами бездны,
Наблюдая, как робот сторукий, железный,
Ловит рой дирижаблей и аэропланов,
Опуская их, в банки стеклянные, плавно -
Предварительно, выдернув напрочь пропеллер.

А потом, обгоняя бегущих мальчишек,
Сквозь окно, залетая в спальню вприпрыжку,
Опуститься в кроватку, под одеяло,
Колыбельную слушая голосом мамы...

(no subject)

Вороны, на четыре стороны улицы -
Разлетаясь под крошевом таяющим -
Снега серого, в кашле прокуренном -
Луж расплесканных, калошами-дирижаблями.
Это - Ирод шествует, мехами гармошки -
Выдувая - юго-западный, влажный,
Ветер, смешанный с пьяным возгласом -
«Саломея, зачем тебе, голова Иоанна?»

И ответом - мечами, сосульки острые,
Свистом вдребезги, речью, явственно -
«Мы слова, на слоги разделим поровну,
Пригласим гостей, возлечь за трапезой,
Семь покровов сняв и танцуя воздухом,
Поцелую губы пророка мёртвые...»

God Jul!!!

День серый, словно, без грунтовки холст,
На жидком масле - фонарей дрожащих,
Расплылся в пятен молчаливых хор -
Губам младенца, внемлющая паства,
Он чмокает, вздыхает, ищет грудь,
Кряхтит, и развернуть пелёнок свёрток,
Пытается, в тепле нежнейших рук,
Перебирая складки - зимней грёзы...

Горят поленья, искры вьются вверх -
Мельчайших капель, оброненных взмахом,
С палитры, мастихином взяв пигмент,
Смешав желтейший кадмий с ярко красным,
И получив - одежды трёх волхвов,
В поклоне низком, к шороху соломы,
Где завитков и линий - буквы, Бог,
В узорах чертит, заповедей новых...

Den 4:e Advent

Хлад исчез. Молчаливый, висящий дождь,
Собирается серебром - на фундаментах, штукатурке,
Высветляя призрачных - воинов, пастухов,
Кобылицу, вола, овец, на насесте - сидящих куриц,
Расправляющих перья, зевая, закрыв глаза,
Над роженицей, её суетливым мужем,
Зная, сегодня - устала блуждать звезда,
Уронив лучи, на Мира - темнейший угол...

Где-то вдали, возникает и тает мираж -
Во дворце барочном, кланяясь звездочёты,
Вопрошают, - «здесь ли, родится Царь?
Этой? Или другою, похожей, тишайшей ночью?»
И ответом, вдали, шагами? каплями? - звон,
Засыпает перед сочельником, град Стокхольм...

(no subject)

Клочковатой, колючей, седой бородёнкой,
Застревая в кустах, подмороженной клюквы,
По болотному льду, пробирается боком,
Лесовик-старикашка, в одежонке из лыка.

В туеске, за спиной - семь коряг обомшелых,
(Не живые пока, хоть шевелят сучками,
Открывают глазёнок - трухлявые щели,
Что то шепчут - дуплистыми, чёрными ртами).
Принесёт их в избу, отогреет у печки,

Напоит мутным зельем - из трав, мухоморов,
Научив разговаривать - по человечьи,
И приставит к работе - не хитрой, по дому.
Будут шить, убираться, и драить посуду,

Суп варить, нянчить выводок деток чумазых,
Вечерами, вести меж собой пересуды,
И лучине горящей - рассказывать сказки...

Den 3:e Advent

В старом городе, столпотворение - пришлых,
С церкви Гертруды, часов колокольным гулом,
Шпилей кисти, пишут гризайлями лица -
В кружевах и чепцах, в шляпах - высоких тулей.

Длинные свитки - желаний и поздравлений,
Грозди гирлянд, разноцветье шаров, в порывах
Свиста промозглого, запах каминов ветром,
В шарканье шага - чудесами горят витрины.

И устал счетовод, отмечать новоприбывших семьи,
Нет в гостиницах мест, до отказа забиты кофейни,
Но в одной подворотне - сено, ель и латерна,
Чем не тихий приют - для беременной девы?

Для Иосифа-плотника, тяжкого скарба - поклажей -
В акварельной открытке - помятой, винтажной...